«Третья персона», новая драма от автора «Столкновения» — укомплектованный голливудскими звездами первой величины клубок связей — опасных, но, увы, малоинтересных.

«Белый — цвет верности», — глубокомысленно отбарабанивает на ноутбуке маститый американский писатель Майкл (Лиам Нисон), живущий в шикарной гостинице, и надолго утыкается взглядом в панорамный парижский пейзаж за окном. Тут в дверь в свой черед барабанит муза — его студентка и любовница (Оливия Уайлд), специально прилетевшая из Нью-Йорка, чтобы спросить, гениален ли ее рассказ (положим, можно было бы и тупо почтой, но тут важен личный натиск). Рику (Джеймс Франко), тоже признанному творческому деятелю, оригинально пишущему картины не кистью, а руками, опять-таки не до вдохновения. Бывшая жена (Мила Кунис), гостиничная уборщица с нервами поверху, настаивает, что должна видеться с их сыном. Наименее рефлексирующим на фоне этих персонажей выглядит международный жулик Скотт (Эдриан Броуди), который преспокойно выкрадывает выкройки европейской одежды от кутюр и толкает их нелегальным американским цеховикам. Но и ему оказывается не чуждой общечеловеческая слабина, когда он встречает в римском баре цыганку-нелегалку (Моран Атиас). Та сперва угостит его лимончелло, а потом введет в курс своей непростой бабьей доли: чтобы перевезти в Италию дочурку, ей нужно найти 10 тысяч евро. Герой выкажет готовность помочь, и сумма взлетит до ста тысяч; альтруизм наказуем.

Центральная фигура в этой разношерстной компании одиноких сердец — литератор Майкл. Причем (как выяснится благодаря сюжетному твисту в финале, сколь неожиданному, столь, увы, и чересчур туманному) не только по количеству экранного времени; а метраж картины немалый, 137 минут. В писателе соблазнительно предположить альтер эго автора картины Пола Хаггиса. Сценарист иствудовской «Малышки на миллион» и «Казино Рояль», он дебютировал в режиссуре «Красной жарой» (романтической, с советской темой, но без Шварценеггера), но джекпот как постановщик сорвал «Столкновением» («Оскары» за лучший сценарий и лучший фильм). В дальнейшем развить успех не удалось. В общем, беседа писателя с издателем, где тот жестко высказывает герою, насколько хорош был его первый громкий роман и что не так с книгами, написанными позже, как будто проецируется на карьеру самого Хаггиса. Не то чтобы его недавние «В долине Эла» и «Три дня на побег» совсем безнадежны, но могли бы быть и получше.

Как и главный хит Хаггиса, «Третья персона» склеена из трех новелл. Но если в «Столкновении» судьбы персонажей были связаны не толстым, но крепким морским узлом, то в «Персоне» их скрепляет бантик сбоку. Тем более дурацкий и необязательный, что сами истории не особенно убедительны не только вместе, но и по отдельности. Весь сюжет про драматические отношения писателя с вдохновением, любовницей и женой — жирный и неопрятный, с кляксой, голливудский штамп. Злоключений жулика-портняжки, пустившего карьеру под хвост ради пестрой цыганской юбки, устыдился бы и Эльдар Рязанов времен «Старых кляч». Тонущая в истериках, битом стекле и «белых розах — беззащитных шипах» история дележки мальчика — и вовсе полный провал. По результатам просмотра обнаруживаются неожиданные параллели с «Интерстелларом» Кристофера Нолана; у Хаггиса тоже удивительные представления о родительской любви (на высоких регистрах вдруг вступает нота инцеста) и допускается мысль, что так называемая реальность — сон чьего-то разума, причем не самого одаренного. Из плюсов — актерские работы. Настрелявшись в боевиках, Лиам Нисон легко возвращается в драматический формат, а Оливия Уайлд бегает голая по гостиничным коридорам — ну так это всего три минуты.