Первый после долгой творческой паузы фильм Гая Ричи — лирическая, но неубедительная история прекрасной дружбы агентов КГБ и ЦРУ. 

В неуютном шлакобетонном Восточном Берлине по работе встречаются двое — спецагент ЦРУ (Генри Кавилл) с броским именем Наполеон Соло и ярким криминально-искусствоведческим прошлым и сотрудник КГБ Илья Курякин (Арми Хаммер), твердокаменный на вид, но ранимый в душе. Сводит их общий интерес в лице Габи Теллер (Алисия Викандер), для которой образ пьющей красавицы-автослесаря — маскировка, чтобы никто не догадался, что она дочка ценимого Гитлером ученого-ядерщика. Гений эмигрировал в США, но похищен недобитыми нацистами, намеренными инвестировать золото Рейха в атомные бомбы и вернуть себе мировое господство. Соло и Курякин очень другу другу не нравятся, но, волею руководства, отныне вынуждены работать вместе: взяв под локотки прекрасную фройляйн, герои отправляются в Италию, рассчитывая этой яркой наживкой привлечь внимание ее дяди, фашиста и садиста. А там, глядишь, и добраться до попавшего в нехорошую компанию девушкиного папы.

Ярко выстрелив дебютом «Карты, деньги, два ствола», Гай Ричи закрепил за собой статус наиболее одаренного европейского эпигона Квентина Тарантино (привив к постмодернистской манере автора «Криминального чтива» британский стиль), ощутимо засиделся в этом двусмысленном формате и, казалось, обрел второе дыхание, выпустив «Шерлока Холмса», где сдобрил викторианскую Англию мощными стероидами и клиповым драйвом. «Агенты А.Н.К.Л.» подразумевают схожий прием: от Гая Ричи требовалось «прокачать» до современных киностандартов снятый в 1960-х одноименный американский сериал, чинную эпопею о похождениях шпионов-джентльменов, сохранив при этом дух времени; так в одной из первых сцен фильма на берлинских улочках демонстрирует чудеса маневренности и скорости утлый гэдээровский «трабант».

Замысел реализован лишь отчасти: «Агенты» состоялись как масштабная ретровечеринка, где все хорошо с костюмами, интерьерами, аксессуарами и музыкой (треки, как обычно в фильмах Ричи, отобраны идеально, с упором на раннюю итальянскую эстраду). Но не покидает ощущение, что собравшиеся на мероприятии дамы и господа — всего лишь ряженые статисты, которые, стоит посетителю экспозиции отвернуться, немедленно разминают затекшие ноги, меняя излишне картинные позы, утыкаются в смартфоны, и мгновенно стихает смех над неостроумными шутками. Дело тут отчасти в скромной харизме исполнителей главных ролей (с харизматиками в фильмах Ричи, будь то ранний «Большой куш» или поздний «Холмс», всегда был порядок). В схожей по раскладу «Красной жаре» набыченная коммунистическая сдержанность советского мента уравновешивалась жизнелюбием американского коллеги, но по части лицедейства деревянный Кавилл — не Белуши, а Хаммер — не Шварценеггер, хотя ну казалось бы.

Но главной проблемой картины оказывается не неудачный кастинг, а сценарий (простительно нелогичный для комического шпионского боевика) и, что существеннее, режиссура — четырехлетний творческий отпуск не пошел постановщику на пользу, и, если вы в первую очередь цените Ричи за драйв, то вам определенно не сюда: эмоциональный пик «Агентов», при всех положенных драках и погонях, приходится все-таки на неторопливую очистку от кожицы виноградины. Из плюсов — русские в кадре не зверье. Бурляще-шипящий и беспонтовый, как пена без шампанского, фильм про дружбу агентов ЦРУ и КГБ на фоне сегодняшних новостей выглядит прекраснодушной и несбыточной грезой — упитанным, однако не способным взлететь голливудским голубем мира, струнным концертом на борту тонущего «Титаника», где все до единой скрипки, увы, безбожно фальшивят.

Пять фактов

Фантазии на тему классических шпионских боевиков — один из наиболее показательных кинотрендов сезона. Причем на их пестром фоне «Агенты А.Н.К.Л.» выглядят едва ли не самым консервативным высказыванием по теме. В «Kingsman: Секретной службе» смокинг суперагента примерял английский гопник (сам фильм решен в жанре молодежной комедии), а в «Шпионе» мир спасала корпулентная американская домохозяйка в просторных блузах с котиками. На подходе — «Ультраамериканцы», где в борьбу могущественных разведок вступит перманентно укуренный кассир из супермаркета.

На первых порах планировалось, что постановкой займется Стивен Содерберг (в свое время наигравшийся в  ретроэстетику в трилогии про друзей Оушена). Но вольнолюбивого режиссера-многостаночника не устроили предложенный продюсерами актерский состав и 60-миллионный бюджет, чересчур скромный по его мнению. В итоге бюджет вырос до $75 млн, а режиссерское кресло занял менее прихотливый и давно не снимавший Гай Ричи.

Проект мог оказаться куда более «возрастным». Наполеона Соло могли сыграть Том Круз и Джордж Клуни. Но первый в итоге отказался из-за занятости на съемках очередной «Миссии», а Клуни травмировал спину и на некоторое время отошел от дел. Кроме того, на роль Наполеона в разное время рассматривались с десяток звезд первой величины, от Леонардо Ди Каприо и Майкла Фассбендера до Рассела Кроу и Брэдли Купера. Поначалу предполагалось, что Генри Кавилл сыграет не вальяжного цээрушника, а Курякина.

Оригинальное название фильма, построенное, что называется, на непереводимой игре слов, наверняка стало поводом для ожесточенных мозговых штурмов в офисе российского прокатчика. Российская адаптация западных названий — особый вид спорта в индустрии, но в случае с «Агентами А.Н.К.Л.» самые смелые умы  потерпели поражение. А ведь картина могла бы называться «Дядьки против дроздов», к примеру.

За вдохновением Гай Ричи обращался к классическим «мужским» боевикам 1960-х, в первую очередь — к «Бучу Кэссиди и Сандэнсу Киду», где у главных героев-напарников ни одна потасовка не обходилась без шутки-прибаутки. С потасовками в новой картине все неплохо, а вот с шутками так себе; что-то пошло не так.