Новый фильм от постановщика «Реальной любви» и сценариста «Дневника Бриджет Джонс» Ричарда Кертиса — завершающий и самый неоднозначный пункт в его режиссерской фильмографии.  

На 21 день рождения Тим (Глисон, Левин из «Анны Карениной»), патентованный британский типаж, долговязый рыжий тихоня, получает от отца () экстравагантный подарок. Оказывается, все мужчины в их роду наделены способностью перемещаться в прошлое. Особо разгуливаться, убив Гитлера или проведя ночь с Клеопатрой, отец не рекомендует (а почему, собственно?) и ограничивается простым советом: «Ты должен сделать жизнь такой, как ты хочешь». Сам-то папа, натешившись с экспериментами, в последнее время прогуливается в прошлое лишь затем, чтобы ощутить чувство новизны, вновь будто в первый раз прочитав Диккенса. Сын решает использовать свой дар по более банальному назначению: найти себе девушку. Потренировавшись на блондинке-кузине (не нашел нужных слов для признания — не беда, метнись на пару минут назад и попробуй еще раз), Тим, наконец, встречает свою судьбу, шатенку Мэри (). 

Сделав картину о том, что менять жизнь с помощью магического мухляжа, конечно, здорово, но лучше все-таки благодарно принимать ее такой, какая есть, Ричард Кертис, сценарист лучших британских романтических комедий и постановщик «Реальной любви», решил как раз кардинально откорректировать собственное творческое амплуа. Он больше не будет снимать как режиссер и в данный момент дописывает сценарий не очередного породистого ромкома, а триллера «Трэш». Пусть вас не смущает научно-фантастический зачин (малоубедительный чисто технически; это вам не «Назад в будущее», где самые безумные марш-броски во времени подшиты безупречной логикой), перед нами типичный фильм Кертиса со всеми приемами и фетишами, многими любимыми, кого-то раздражающими. Как и в его первом хите «Четыре свадьбы и одни похороны», имеется сотканная из симпатичных неловкостей брачная церемония, причем фирменный номер «тостующий шафер несет чушь» неоднократно повторяется на бис, а молодых и гостей едва не смывает образцово-показательным английским ливнем. Как и в «Рок-волне», есть отчетливая линия непростых взаимоотношений отца и сына, выписанная с едва ли не большим чувством, чем собственно романтическая. 

Как и в «Реальной любви», счастье в фильме не является по умолчанию призом для каждого, и в этом отношении «Бойфренд из будущего», хотя и как бы фантастика, — самая реалистичная, то есть довольно печальная картина Кертиса, похожая на жизнь. В этой жизни обаятельная инфантильность главного героя в какие-то моменты может соседствовать с пренеприятной, э-э-э-э, ну скажем хитроумностью. А его любимая сестричка-фрик (аналог странной девушки из тех же «Четырех свадеб»), ища способ как-то ужиться со слишком нормальным миром, может спиться и пойти дурной дорогой. А семейная жизнь — обернуться, когда отгремят свадебные фейерверки, требующей стойкости, понимания и смирения рутиной. В описании нюансов многолетнего, уже не подразумевающего особой страсти, брака Кертис заходит так далеко, что, кажется, вот-вот столкнет нас в депрессивную колею уровня «Дороги перемен». Любовь никогда не бывает без грусти, но куда страшнее, когда следующим витком эволюции отношений окажется грусть без любви. Будут и похороны, куда без них. 

Дополнительным приемом в достижении правдоподобия кажется и рыхлость сюжета, глубоко и надолго проседающего где-то в середине двухчасовой картины (так и жизнь никому не обязана быть динамичной). Если прошлые картины Кертиса гарантировали зрителю по выходу из кинотеатра сиюминутное, но сильное ощущение эйфории, то «Бойфренд» обеспечивает печаль, которая не обязательно светла. В минус это не запишешь, дело хозяйское, но творцов печали в кинематографе достаточно, а вот певец чистой и при этом непопсовой, общечеловеческой радости был едва ли не один, да и тот весь вышел.