Бодрый, но второстепенный триллер с избыточно серьезным Томом Крузом и великим режиссером Вернером Херцогом, юродствующим в образе злодея.

Расстрел в парке пяти случайных прохожих, учитывая современные американские реалии, представляется полиции событием в равной степени кошмарным и обыденным. Тем более, что в самые кратчайшие сроки на блюдечке с каемкой и при ворохе улик обнаруживается преступник, с которым тоже вроде как все понятно. Прошедший горячие точки снайпер, уволенный из армии, с необщим психическим выражением лица. Прежде, чем стрелок, избитый сокамерниками, впадет в кому, он успеет произнести два слова: «Джек Ричер».

Копам, пока они не пробьют базы, это имя скажет немногое. Как и тому российскому зрителю, для которого актуальная американская детективная литература – это, к примеру, старина Джеймс Хэдли Чейз. Меж тем, прозаик Ли Чайлд, придумавший Ричера, бывшего суперагента, волка-одиночку, в начале каждого дела появляющегося ниоткуда и исчезающего в никуда, а к законодательству относящегося без почтения, это такая американская Донцова. Семнадцать романов за 15 лет — вынь да положь. При благополучном кассовом раскладе из приключений Ричера планируется сделать масштабный аттракцион вроде «бондианы», и не мудрено, что этой идеей загорелся , который в картине не только исполнитель главной роли, но и продюсер.

Книжный Ричер — дылда, а в Крузе — 170 сантиметров, но, благодаря чуткой операторской работе, он не выглядит хоббитом. И вообще предстает в лучшем (даже, пожалуй, чересчур — а бывает и такое) виде. При появлении главного героя светлеет пусть не кадр (в плане картинки авторы фильма вдохновляются шпионскими триллерами 1970-х и потому все больше сумерничают), но лица положительных персонажей. Физиономии врагов, напротив, темнеют от ощущения собственной обреченности. В первой же боевой сцене Круз дает , изящно расшвыривая нескольких оппонентов. В дальнейшем немножко слишком навязчиво демонстрирует зрителю и подруге по борьбе со злом свой 50-летний, но безупречный торс. Угоняет пяток машин, всякий раз с опасной волчьей учтивостью уведомляя об этом владельцев. Палит из снайперской винтовки. Работает лицом, изображая процесс дедукции. Но это уже вхолостую, потому что чисто детективный сюжет здесь сколь затейлив, столь и шаток, а логика подменяется романтикой мужского братства, особенно сомнительной в формате претендующего на реалистичность триллера: «Получишь ответ на свой вопрос, если три раза попадешь в «яблочко».

«Я всего лишь простой парень»,— при всяком удобном и неудобном случае сообщает главный герой — ну да, Том, ну да, как скажете, мистер. На фоне искрометных выходов в картинах «Солдаты неудачи» и «Рок на века» в «Джеке Ричере» артист избыточно серьезен к себе. Кто здесь генерирует самоиронию так это гениальный артхаусный режиссер , из стариковского озорства решивший сыграть злодея. Сцена, где над героем Херцога (одноглазым и когда-то отгрызшим себе пальцы на руках с голодухи) нависают Том Круз с блондинкой, постепенно втыкая, что с этим человеком договориться нельзя, а можно только убить, при желании считывается как метафора далековато зашедших отношений мейнстрима и артхауса. Что заодно обеспечивает этот крепенький, но совсем не выдающийся триллер какой никакой, а концепцией.