Стопроцентная социальная драма, в которой есть место и злу, и, все-таки, добру. За последнее отвечает 11-летняя девочка, больная диабетом.

Где-то в Англии стояли себе три дома. В одном жила тихая семья с умственно отсталым 18-летним сыном Риком. В другом — агрессивный папаша Боб Освальд с тремя разновозрастными дочерьми. В третьем — красивая девушка Кейша и квартиранты: адвокат Арчи () с 11-летней дочкой по кличке Сканк и сыном. Однажды Боб поколотил Рика за то, что тот якобы изнасиловал его дочь. Обвинения не подтвердились, но парень окончательно свихнулся и не выходил из своей комнаты. У родителей горе, Освальды еще больше почувствовали себя семьей, а Сканк и ее семья не понимают — почему плохие остаются безнаказанными, а хорошие — страдают. Если система добра и зла не работает, как же жить? Тем более, что скоро Сканк предстоит пойти в школу, где, по словам ее брата, творится настоящий ад.

Как только речь заходит о школе, где-то рядом сразу звучит имя . Тем более, что герои «Сломленных» тоже стопроцентные представители лоу-класса. Гламурные сестренки Освальд, например, — типичные Будиловы. А Рик — более запущенная стадия нелюдимого Мишы Дятлова. Но в отличие от фильмов Германики, в «Сломленных» все же есть милые и адекватные люди, а конкретно — девочка Сканк. Смешная, честная и простая, она не врет мальчику, который ей нравится, что он ей не нравится, в результате чего получает награду — светлые и откровенные отношения. Нет у Сканк и желания быть кем-то: крутой девчонкой, пацанкой, куклой барби и т. д. Она любит своего отца, брата, Кейшу и ее непутевого бойфренда (). Вот таких, нормальных, героев у Германики нет.

Сделав главным героем хорошую девочку, смог честнее рассказать про социальный низ. Понять, почему одни люди с говнецом, а другие без — трудно. Норрис полагает, что все решается в детстве. Например, Освальд старается быть хорошим отцом — он обнимает своих дочерей со словами: «Вот так! Давайте почувствуем, что мы одна семья». Мать Рика сидит денно и нощно перед закрытой дверью комнаты своего сына, чтобы тот знал, что она рядом и тоже говорит о любви к детям. Но режиссер показывает, что настоящие отношения отца и дочери кроются не в формальном проявлении любви, а в ежедневном общении. Сотый раз рассказать дочери историю ее рождения перед сном, терпеть все капризы и просьбы о новом мобильном и просто быть рядом. Руфус Норрис не боится быть сентиментальным и это позволяет ему говорить правду, на которую приятно смотреть.