Первый за долгое время «взрослый» фильм Люка Бессона-режиссера — байопик видной бирманской правозащитницы Аун Сан Су Чжи — избыточно прямолинейный, но в целом познавательный.


1988 год. Давно эмигрировавшая из Бирмы Аун Сан Су Чжи (), дочь убитого заговорщиками видного политика, спокойно живет в Оксфорде с английским мужем-профессором () и двумя сыновьями. На родину она отправится, как предполагалось, ненадолго — навестить умирающую мать, но планы кардинально поменяются. В управляемой военной хунтой стране героиня станет правозащитной иконой и лидером робко нарождающейся оппозиции, а в Англию так и не вернется.

Новая режиссерская картина , автора двух-трех гениальных фильмов и идиотской подростковой франшизы про Артура и минипутов, продюсера «Заложницы» и сотни ширпотребных боевиков, выходит в прокат без излишних шума и пыли. И при этом знаменует возвращение Бессона-режиссера в кино для тех, кому уже исполнилось 16 (интригует, к примеру, грядущая в 2013 году экранизация отличного семейно-гангстерского романа Тонино Бенаквисты «Малавита» с и ).

За исключением разве что метража (131 минута), «Леди» — кино аскетичное по всем статьям. Здесь нет каких-то программных сюжетных изысков и оптимистического финала, который новейшая история для правозащитницы еще не сочинила. Нет визуальных находок, которыми славился Бессон-режиссер, и ураганного монтажа, ставшего его продюсерским кредо. Нет полутонов: покуда Аун Сан сияет негасимым внутренним светом, генералы-путчисты поблескивают злодейскими взглядами, иконостасами орденских планок и стволами «калашниковых». Плохие люди в алых пионерских галстуках (элемент униформы хунты) палят в безоружную толпу и волокут в зиндан интеллигенцию. Хорошие — регулярно, каждые 15 минут, от полноты чувств обнимаются.

При этом смотреть прямолинейную, как шпала, «Леди», в общем, довольно занятно — пусть это и не тот фильм, без которого нельзя прожить. Здесь, во-первых, отличный Дэвид Тьюлис, видеть которого всегда приятно вообще, а в образе рохли, способного на гражданский подвиг, в особенности. К тому же картина про жизнь Бирмы легко проецируется на сеuодняшние российские политические реалии, и разные категории зрителей могут сделать для себя полярные выводы. С одной стороны, мирный протест действительно работает в условиях самой категоричной кандидатуры и сулит демократические перемены. С другой — тянуть с этими самыми переменами властям при необходимости можно сколь угодно долго. Из-под 15-летнего домашнего ареста лауреатка Нобелевской премии Аун Сан была выпущена вскоре после выхода «Леди» в мировой прокат.