Деревенский детектив из жизни Америки конца 1960-х от автора «Сокровища» — спекулятивный и жестокий, но богатый беспрецедентными актерскими подвигами в исполнении Николь Кидман и Мэттью МакКонахи.

Флорида, 1969-й год, неизвестный прирезал шерифа, которого никто не любил. В жертву правосудию, не размениваясь на мелочи вроде поиска улик, приносят придурковатого великовозрастного гопника Хиллари () с фермы на болотах по разведению крокодилов (непонятно, насколько хорошо там аллигаторов разводят, но потрошат крупным планом обстоятельно). У убогого находятся неожиданные защитники, которые устремляются в городок: одержимая им подружка по переписке () и двое газетчиков из Майами, желающие сделать себе имя на поисках справедливости. Один из них, Уорд (), родом из этих мест — ролевая модель для младшего брата Джека (), свеженького наивного юноши, который в фильме успеет впервые познать любовь, ненависть, разочарование и боль. Но, по крайней мере, добирается до титров  живехоньким, чем далеко не каждый здесь может похвастать.

В своем первом фильме «Сокровище» (про забитую жизнью афроамериканскую толстуху, больную СПИДом) сорвал джекпот. Но дальше развивать актуальную социальную жилу, к его чести, не стал (в новой ленте тоже возникают расовые нюансы в духе «Прислуги», но особого развития не получают). «Газетчик» — это роман воспитания и сладкоголосая песня юности, правда, с горестным припевом и аранжированная обилием неожиданных оркестровых партий — как прекрасных, так и ужасных. Плюс детектив, но как детектив картина не работает совсем. В копеечном «Сокровище» имелся жесткий каркас лобовой идеи, а особой кинематографии не было вовсе. В расхлябанном и сыром «Газетчике» все наоборот. Рассыпающийся слоеный пирог венчается шматом окровавленного мяса. Людоедский финал кажется сильным первые пять минут после просмотра, но довольно быстро приходит понимание, что вы имели дело с прямолинейной спекуляцией (этот прием ленту с «Сокровищем» как раз роднит).

Неприятно, конечно, но боже правый, какие здесь актерские работы. 45-летняя, но именно что неприлично молодая Кидман в одном эпизоде примеряет на себя образ главной героини «Лолиты», в другом имитирует оральный секс без прикосновения, затем из медицинских соображений мочится на Зака Эфрона, а потом танцует с ним же под дождем (Эфрон при этом, как и две трети фильма, в одних трусах). В лицедейском героизме с ней соревнуется щедро шрамированный МакКонахи — и за счет жуткой сцены с участием двух негров в гостиничном номере решающим страйком, пожалуй, все-таки выигрывает по очкам.