Не шедевральный, но калорийный летний блокбастер, в лучшие моменты напоминающий, что Гильермо Дель Торо по-прежнему остается замечательным недобрым сказочником.

Пришельцы опять атакуют Землю не через абстрактную сотню-другую лет, а в самом что ни на есть обозримом будущем; событие успевает прокомментировать из овального зала Обама. Прибывают Кайдзю (в переводе с японского — гигантский монстр) с обыденной целью выдоить из планеты ресурсы, но небанальным путем. Не с неба, а из разлома на дне океана, посредством вроде бы телепортации (в техническую сторону дела авторы особенно не углубляются и правильно делают). Люди, оклемавшись от первого шока, дают врагу достойный отпор, поскольку все-таки не зря ходили миллиардами на летние блокбастеры. Быстро привыкают к оригинальному внешнему виду Кайдзю; еще живы в памяти народной «Годзилла» и «Чужой» (визуально гости похожи на плод противоестественной связи монстров из обоих фильмов; габаритами в маму, мордой в папу). Понимают, что наилучшим способом отразить атаку будут роботы-Егери, здоровенные, как в «Трансформерах», и управляемые человеком, как в «Живой стали». Параллельно строится оградительная Стена Жизни, но тут, кажется, кто-то малодушный ушел с «Войны миров Z» раньше времени, не успев убедиться, что самые толстые и высокие стены против по-настоящему целеустремленного захватчика не работают.

Впрочем, упрекать «Тихоокеанский рубеж» во вторичности — примерно то же самое, что корить удавшуюся кашу за то, что она приготовлена из знакомых нам молока, крупы и сахара с солью. Идеи комплектации образцового блокбастера не носятся даже, а стоят столбами в плотном воздухе коммерческой киноиндустрии, нарушаемом редкими порывами свежего ветра жанровых мини-революций вроде «Района № 9». Воруют, как в России, практически все, но тут ведь дело в карманном таланте исполнителя. У посредственности получается типовая свалка битых видеофайлов с винчестера киномана средней руки, а у таланта — «Тихоокеанский рубеж».

Фильм, хоть и набран из того, из сего (удачно заглядывает даже злопамятное «Начало») — не самый бездарный вариант потратить два с небольшим часа из жизни: лихо, ловко, динамично, не взглянешь на часы. воспроизводит обязательные в большом хите жанровые штампы честно, но без души, и при любой возможности маневрируя. Таким образом романтические куры главных героев проигрывают по накалу и обаянию мужскому дуэту эпизодических безумных ученых. А запрограммированность контрольного поцелуя в диафрагму компенсирует 30-секундный эпизод после финальных титров: досиживать не то чтобы обязательно, но останется правильное послевкусие.

При этом сквозь эпический саундтрек, треск машинерии и обвальный грохот падения гигантских туш (бои в ассортименте: на суше, воде и в воздухе) нет-нет да и прорезается голос великого сказочника, снявшего не только «Хэллбоя» и второго «Блэйда», но и гениальный «Лабиринт фавна». Самая эффектная и остроумная в этом кино-сезоне сцена родов (едва не заканчивающаяся плохо для ) демонстрирует, что с поголовьем магических кроликов в шляпе мастера все по-прежнему в порядке — ждать его мультика «Пиноккио», между тем, еще целых три года.