Революционная версия «Спящей красавицы» — качественная зрелищная притча с феминистской моралью, драконами и рогатой Анджелиной Джоли. 

Имя Малефисента для кого-то, рискнем предположить, вовсе незнакомое, многое скажет тем недавним молодым родителям, что коротали досуг, не раз и не два в неделю пересматривая диснеевскую «Спящую красавицу» и запомнив всех персонажей куда лучше, чем им того хотелось бы. Дама с брутальными викинговскими рогами и крыльями (и выдающимися скулами — такую Джоли мы еще не видели) — та самая злая фея, что, без приглашения явившись на крестины королевской дочки Авроры (Эль Фаннинг), накладывает на нее страшное проклятие. Девочка вырастет умницей и красавицей, но в 16 лет уколет палец веретеном и уснет мертвым сном, пока принц не разбудит специальным поцелуем вечной любви.

Искомый поцелуй приключится в свой черед, причем он будет не первым и вовсе не таким знаковым, как ожидалось: студия Disney инспектирует собственную золотую классику, и не только начищает ее до спецэффектного блеска, но и довольно ощутимо перекраивает сюжет. Например, в русской общепринятой адаптации так и не понятно, от чего, собственно, последняя фея такая злая: довод, что потому лишь, что ее не позвали, а вместо золотого прибора выдали унизительно серебряный, не кажется достаточно веским. Версия-2014 дает ответы на наболевшие вопросы. Как и недавний «Оз, великий и ужасный», картина транслирует внятный посыл, что безжалостными (тут трудно подобрать синоним) суками не рождаются, а становятся.

Во всем по обыкновению виноват мужчина: в молодости у будущего короля (Шарлто Копли) была с Малифесентой многолетняя любовная связь, но он, коварно напоив даму зельем, отрезал ей волшебные крылья — за что, собственно, и получил трон. Таким образом, колдунья, по фильму, не бездушное исчадие, а просто женщина трудной судьбы, оттаивающая, однако, душой с каждым эпизодом. Более радикально со стороны авторов было бы, реабилитировав фею, добавить злодейства светлому образу ангелочка Авроры. Но настолько далеко они не заходят, а просто в паре эпизодов наглядно демонстрируют, что излишне воодушевленные дети, лезущие с бестактными вопросами («А где твои крылья? А они были красивыми?») и бесперебойно сюсюкающие про птичек и зверушек, иной раз бывают утомительны.

Умиление юной героини можно понять: львиную часть экранного времени «Малифисента» умело притворяется непретенциозным мимими-фентези, подарочным набором качественных открыточных кадров и с размахом (бюджет — $ 200 млн.) поставленных аттракционов. Ранее Роберт Стромберг поработал художником всего на трех проектах, но то были визуально безупречные «Аватар», «Алиса в стране чудес» и тот же «Оз». Потому не мудрено, что в режиссерском дебюте он реализует все наболевшие представления о прекрасном. В бой идут древесные всадники — модифицированная, скоростная и более свирепая версия энтов из «Властелина колец». Трепещут крылышками крошки-феечки (дамы не без стервозности). Выходит дракон. Но жесткий по «диснеевским» меркам рейтинг 12+ оправдан, поскольку в сердцевине этой выставки визуальных достижений голливудского хозяйства обнаруживается жесткая и сильная притча о мире, где мужики либо подонки, либо слабаки, в лучшем случае — домашние питомцы с ограниченными функциями. Заводить их или не заводить — вопрос факультативный. Поскольку в технике поцелуя вечной любви мужчина, как выясняется ближе к финалу, совершенно бесполезен; девушки справляются сами.