Почти издевательски старомодный боевик от модного корейца Кима Чжи Уна — первый полноценный экранный выход Шварценеггера после десятилетней паузы.

Бестолковые по определению агенты ФБР сначала арестовывают, а потом глупейшим образом упускают крупнейшего наркобарона Габриэля Кортеза, и тот, прихватив заложницу, устремляется к мексиканской границе на тюнингованном спорткаре, способном разгонять скорость до 400 км. в час. Попытки перехватить преступника заканчиваются плачевно (отход прикрывают многочисленные сподвижники беглеца, оснащенные оружием и бронетехникой), и вся надежда — на шерифа крохотного приграничного городка, мужчину немолодого, но чертовски злого на то, что ему испортили в кои-то веки взятый выходной.

Голливудского ветерана , завязавшего с калифорнийским губернаторством, а в кино с 2003 года появлявшегося лишь на экранную минуту-другую (в обоих «Неудержимых»), преподнесли на блюдце с каемкой голливудскому, напротив, дебютанту. На родине, в Южной Корее, Ким Чжи Ун отметился, в числе прочего, картинами «Горечь и сладость» и «Я видел дьявола», достаточно лютыми и энергичными, чтобы ожидать от «Возвращения героя» сюрприза. Сюрприза нет, но, может быть, и хорошо, что нет. Шварценеггер на экране — как котик в «фейсбуке», не надоедает. Или как Зыкина из анекдота: «Плохо себя чувствует, петь не может?» — «Ну тогда пусть просто походит». На первых горах его герой примерно этим и занимается: похаживает, покряхтывает и потягивает пиво, наводя на окружающих, будь то залетные бандиты или подчиненные, от скуки расстреливающие на пустыре коровьи туши, закономерную мысль, что дедушка старый, ему все равно. Надо ли говорить, как жестоко они ошибаются.

Ким Чжи Ун признается, что давно мечтал снять чисто американский боевик (и куда здесь в самом деле без Шварценеггера) и справляется с этой задачей даже чересчур талантливо. Все штампы, знакомые нам по видеосалонам 1990-х как по секундомеру возникают на экране, причем не на правах элементов капустника типа тех же «Неудержимых», а на абсолютно серьезном голубом глазу. У провинциального шерифа богатое служебное прошлое, о чем в ФБР, разумеется, узнают далеко не сразу. Начинающий коп, с которым главный герой проводит отеческие беседы о видах на будущее, само собой, будет убит в первой же схватке. А сидящий в каталажке молодой алкаш получит возможность доказать бывшей жене-полицейскому, что не такой уж горький он пропойца. Но главный аттракцион, конечно, Шварценеггер. С музейным, как в «Брате 2», пулеметом системы «Максим». С рукопашными навыками, приберегаемыми на финальную сцену. И с лаконичными формулировками, которые, конечно, не I will back, но не лишены фирменной ветхозаветной внушительности: «Кто ты такой?» — «Я закон». Впрочем, наиболее ярким образом, остающимся в памяти по итогам просмотра ленты, оказывается не вернувшийся герой, а старушка-божий одуванчик с дымящимся дробовиком. Идеальная иллюстрация к 10 статье американской конституции, дарующей простым гражданам священное право на ношение оружия.