Продолжение новогодней комедии-альманаха, спродюсированное Тимуром Бекмамбетовым, – без Медведева, но все такое же не смешное, зато очень позитивное.

С опозданием в 40 лет получив лирическое письмо с приглашением на свидание, пожилая красивая женщина 31 декабря приходит на Красную площадь – но именно в этот Новый год ее бывший возлюбленный-летчик решит не ходить, как обычно, к мавзолею, а улетит в рейс. Маленькая девочка из Самары написала пожелание Деду Морозу, чтобы тот вернул ей исчезнувшего еще до ее рождения папу, и на пороге квартиры материализуется подозрительный гражданин с бородой из ваты. Русская девушка Алена и чеченский паренек Аслан в знак вечной любви делают себе на пятках татуировки в виде крылышек (по задумке предполагается, что оба будут всегда ходить вместе, при этом как бы паря), но тут вмешивается девушкин папа-милиционер. Помимо новых историй, продолжаются и сюжеты, полюбившиеся зрителям по первым «Елкам». Летевшие в прошлой серии в самолете каждый к своей девушке Оле бизнесмен Боря и сибиряк Женя исцеляют Борю от амнезии, пытаясь вспомнить, что такое ЗГ.


Летчик доберется до кремлевской стены под бой курантов, дед снимет бороду, чеченец и русский обнимутся, депутат станет ближе к людям, Боря вспомнит (неправильно, зато буквально к столу), что ЗГ – это Зеленый Горошек от узнаваемого производителя. В новых «Елках» не отметился в качестве режиссера ни в одной из новелл, ограничившись продюсерскими функциями. Однако дух, присущий прочим его проектам, в картине опознается моментально. Принципиальное (и не факт, что выгодное) отличие продюсерских «Иронии судьбы: Продолжение» и «Черной молнии» от режиссерских «Дозоров» состоит в том, что в них все кончается хорошо. И ладно бы просто хорошо (никто не ждет от массовой новогодней комедии, чтобы в конце все умерли), но торжество оптимизма обретает здесь неумолимую центробежную силу пушечного ядра или свихнувшегося локомотива. И когда паровоз под брызги салюта все-таки врезается в частокол финальных титров, зритель, для которого тотальное добро не единственный критерий качества фильма, испытывает облегчение от того, что все наконец перестали обниматься.

Чем дальше в сюжетный лес, тем гуще патока и, соответственно, катастрофичнее логика. Лучшая русская новогодняя комедия про ленинградские приключения доктора Жени Лукашина тоже, конечно, не являет собой торжество реализма. Но по сравнению с «Елками» рискует показаться именно таковым – доверительная дружба между метущим Красную площадь молдавским гастарбайтером и кремлевским курсантом, который, помимо прочего, вновь сумеет достучаться до сердца Веры Брежневой, в данном случае не предел. В картине есть две вполне проходные экшн-сцены с участием самолета, «мерседеса» и чугунной ванны, литры глицериновых слез и ровно три удачные шутки, вложенные в уста и , отточивших взаимную «химию» на ТВ и вытянувших на себе прошлые «Елки». С другой стороны, в удачных выпусках «ПрожекторПерисХилтон» таких каламбуров по дюжине на экранную пятиминутку.

Журнал «Ваш досуг» №49 (14-25 декабря 2011 года)