Масштабная морская битва с инопланетными захватчиками, укомплектованная раздолбаями, инвалидами, певицей Рианной и новейшими кораблями ВМФ США.

Грандиозные военно-морские учения с участием США и Японии (одним из пунктов назначения корректно выбран Перл-Харбор, в котором предыдущее общение армий двух стран, как известно, сплоченности не демонстрировало, а наоборот) оказываются куда масштабнее, чем предполагалось. В первый же день в нескольких районах на землю падают несколько гигантских объектов. Из них вылупляются, россыпью стреляя бомбами, неведомые зверюги, похожие на гигантских стальных акул. Выяснится, что пригласили их на Землю, планомерно засыпая галактику радиограммами, энтузиасты-ученые. Разруливать ситуацию придется не президентам и адмиралам, по обыкновению демонстрирующим пораженческую растерянность, а лейтенанту Алексу, которого вот-вот должны турнуть с флота, его подружке, недругу-японцу, отставнику-инвалиду, сержанту-пулеметчице (дебют певицы ) и трусливому хипстеру-астрофизику.

В основу картину и впрямь положен знакомый всякому школьнику «морской бой» — игра на вырванных из тетрадок по математике листках в клетку. В связи с чем давний анекдот про то, что в мире, где перенесена на экран допотопная компьютерная «бродилка» «Принц Персии», возможно все, и экранизация «тэтриса» в частности, уже не кажется таким уж преувеличением. Тем более, что две трети недавнего «Гнева титанов», где на голову зрителя сыплются разнообразные скалы — в общем, вполне себе «тэтрис». Из оригинальной игры в «Морском бое» с его 200-миллионным бюджетом подчеркнут основной принцип — инопланетяне выводят из строя компьютерные радарные системы, и в дальнейшем корабли землян и пришельцев стреляют друг по другу вслепую. Прочие компоненты: основное блюдо в виде батальных сцен, обильный гарнир из патриотизма, мелодраматический соус из любовной линии и щепотка специй, отвечающих за иронию, столь желательную в самых пафосных блокбастерах.

Минимум упреков вызывают батальные сцены, в которых сходятся предоставленные ВМФ США красавцы-эсминцы, излучающие практически животное обаяние, и инопланетные корабли-роботы — доведенные до голливудского ума и масштаба игрушки японской компании Harbo, родня по прямой трансформерам. Что называется, внушает. Фирменный голливудский патриотизм, который не всякий раз готова всем сердцем прочувствовать широкая мировая аудитория, в «Морском бое», к счастью, одомашнен: пик приходится на эпизод, когда в кадр вплывает музейный корабль из 1950-х, укомплектованный кряхтящими, но бодрыми дедами-ветеранами. Что до любовной линии, то куда живее у героя-лейтенанта выстраиваются отношения не с девушкой, а с потенциальным тестем-адмиралом. Тот устраивает будущему зятю выволочки и попрекрает излишней начитанностью («из-за того, что ты знаешь Гомера, ненавижу тебя еще больше»). Первую скрипку в спасении мира лейтенант Алекс как раз и играет — в фильмах («Хэнкок») эта миссия традиционно доверяется раздолбаям, что приятно.