Очень хорошая и странная картина о преодолении депрессии с лучшим актерским дуэтом года — Мэлом Гибсоном и говорящей мягкой игрушкой.

У владельца крупной фабрики по производству игрушек Уолтера затяжная депрессия, навеянная кризисом среднего возраста. Борется он с ней в равной степени типичными и неэффективными способами. Днями тупит дома, волком смотрит на жену и двух сыновей (старший отвечает ему взаимностью), много пьет. После того, как жена выгоняет его из дома, Уолтер вновь напивается и планирует прибегнуть к самому радикальному и действенному способу по спасению от бесприютной вселенской тоски — собирается повеситься в гостиничном номере (своего рода общая анестезия). Перед этим он зачем-то подбирает найденного на помойке тряпичного бобра, игрушку-марионетку, которую надевают на руку. За миг до того, как петля из галстука затянется на шее Уолтера навсегда, бобер подает голос, и у героя и его семьи начинается новая странная жизнь.


Сказать, что от нового фильма с участием Мэла Гибсона никто ничего не ждал, было бы неверно. За последний год 55-летний Гибсон утвердился в звании самого плохого парня Голливуда, потеснив с этого раскаленного пьедестала даже Чарли Шина. Многодневные запои. Антисемитские высказывания. Избиение русской подружки Оксаны Григорьевой и последующие судебные разбирательства. В общем, картина, где один из лучших актеров современности и одиозный режиссер («Апокалипсис», «Страсти Христовы») полтора экранных часа не расстается с нанизанной на руку мягкой игрушкой, заведомо выглядела очередным замером глубины падения титана и новым шажком на тропе безумия.

Дурные предзнаменования, как это с ними, к счастью, случается, не сбылись: на выходе мы получили мощнейший бенефис Гибсона, который без ощутимого труда вошел в образ раздираемого внутренними демонами стареющего, но еще полного сил обывателя. Иной режиссер навертел бы в сюжете патологической мистики (скалящий зубы бобер, который дает своему владельцу терапевтические советы, как дальше жить и как вести себя с близкими, и потихоньку берет над пациентом вверх — тема в этом смысле благодарная). Однако авторы на паранормальные мелочи не размениваются и предлагают абсолютно реалистичное кино, скупое в деталях, как старые фрески. Вот Гибсон, а вот вещающий его голосом бобер, что кажется странным и абсурдным только первые пару минут. А смешным (имеется, в частности, эпизод, где исполнение супружеских обязанностей неожиданно и к понятному неудовольствию жены героя превращается в секс втроем) — чем дальше, тем реже. Ближе к финалу в ход идет пила.

Этим двоим впору давать награду за лучший актерский ансамбль, тогда как занятая в роли жены режиссер и актриса Джоди Фостер (они с Гибсоном давние друзья) сознательно выполняет в кадре функции почти интерьерные. Да и дополнительная линия школьной влюбленности сына Уолтера выглядит не слишком обязательной. Перед нами камерная драма с депрессией, безумием и членовредительством, которая при этом смотрится легко, на выходе неожиданно оказывается высказыванием вполне духоподъемным и в очередной раз свидетельствует, что Гибсон — и в жизни, и на экране — остается трагической фигурой шекспировского масштаба. Из тех, без кого современное кино было бы сильно скучнее.

Журнал «Ваш досуг» № 29 (27 июля — 7 августа 2011 года)