Приключения легендарного сыщика и его верного помощника доктора, революционно переосмысленные британцем Гаем Ричи, — еще динамичнее, мощнее и смешнее.

Британия, 1891 год — а все как сто десять лет спустя. Мир живет смутным предчувствием большой войны («Что за страны ввяжутся в конфликт — государственная тайна, но в одной из них говорят по-французски, а в другой по-немецки»). Лондон и другие европейские столицы сотрясают взрывы, по улицам курсируют, передавая друг другу сверток, который в определенный момент начнет тикать, подозрительные личности. Одной из них оказывается Ирен Ад- лер (Рейчел Макадамс), международная авантюристка и единственная женщина, обаянию которой поддался Шерлок Холмс (). Уже в самом начале фильма девушка доигрывается до беды: за провал задания ее травит редким ядом профессор Мориарти (Харрис), гениальный математик и король преступного мира. Холмс переходит на жесткую диету из листьев коки и не вылезает из депрессии и своей квартиры. На свет божий и к бурной деятельности его вернет доктор Ватсон (), который окончательно надумал жениться и в связи с этим организует мальчишник.


Два года назад «Шерлок Холмс» в трактовке Гая Ричи взял тепленькими и убежденных поклонников Конан Дойля, настаивающих на верности букве и духу, и еще более, думается, многочисленных адептов знаменитого российского сериала Игоря Масленникова. С одной стороны, происходит вопиющее издевательство над святыней, с другой — оно настолько обаятельное, что остается только расслабиться и получить удовольствие. Взявшись за обработку благородно запыленного литературного материала, Ричи вгоняет в легенду слоновью дозу адреналина. Кстати, памятная сцена с крупнокалиберным шприцем из «Криминального чтива» Тарантино (которому Ричи многим обязан) воспроизводится в «Игре теней» дважды, причем один раз с участием собаки.

Этим экскурсом в историю новейшего кино режиссер не ограничивается и не стыдится черпать из собственного творческого наследия. В комнатке, засаженной кустами коки, с удовольствием поселились бы герои его дебюта «Карты, деньги, два ствола». А цыгане, к которым в какой-то момент Холмса и Ватсона забрасывает судьба, приходятся предками по прямой жуликам из «Большого куша». Нужно видеть, с каким лицом Дауни, оказавшись в таборе, убеждает Лоу ни в коем случае не пить и не танцевать — и как немедленно пьет и пускается в пляс. Вторая часть оказывается еще веселее первой: накрашенный Холмс в женском кружевном белье, коронные выходы Стивена Фрая в роли брата сыщика (в ключевом эпизоде Фрай прохаживается голым), утопающий в маразме душка-дворецкий.

Все в порядке и с машинерией, и с экшном. Сюжетные линии Конан Дойля в целом опознаются (в особенности «Последнее дело Холмса»), но лишь на скромных правах помогающих в ориентации на сюжетной местности маячков. Ходит колесом русский казак-киллер. Множатся искусственно выведенные террористы-клоны. Дауни, в первой сцене замаскированный под китайца, убедительно дает Джеки Чана. Ближе к финалу (когда действие норовит затормозить) в ход идут танки, нацисты, пулеметы и тяжелая артиллерия. Нелепо, смешно, безрассудно, прекрасно, волшебно. Дай пять!

Журнал «Ваш досуг» №21 (28 декабря 2011 года - 15 января 2012 года)