Очень грустный и пронзительный фильм про скорбь о погибшем ребенке, где Николь Кидман, впрочем, впервые за долгое время скорее радует зрительский глаз. Благо актрисе в кои-то веки есть что играть.

Супруги Хауи и Бекки еще молоды, состоятельны и привлекательны (в главных ролях Кидман и Экхарт), но глубоко несчастны. Несколько месяцев назад, еще за кадром, у них нелепо погиб четырехлетний сын — выбежал вслед за собакой на дорогу перед домом и попал под машину. Скорбь, что по-человечески понятно, со временем не улеглась, но, напротив, разрослась, пустила корни и приняла патологический характер. Герои не спят вместе и неуклонно отдаляются друг от друга. Это выражается в том, что с ума сходят оба, но, так сказать, в разные стороны: права была мама из «Трое из Простоквашино», когда говорила, что гриппом болеют вместе, а рассудок теряют в одиночестве. Муж не желает избавляться от детского кресла в салоне машины, держит в музейной неприкосновенности детскую и каждый вечер рыдает, глядя в «наладоннике» семейное видео. Жена, напротив, спрятала все рисунки сына в подвале, выбросила одежки в мусорный контейнер и намерена продать дом.


Завершится история, насколько это в данном случае возможно, намеком на свет в конце психиатрического тоннеля, но в целом кино, конечно, не самое духоподъемное. Название как будто отсылает к сюрреалистической «Алисе в Cтране чудес» Льюиса Кэрролла, однако никакой сказочности или фантастики сюжет не подразумевает. «Кроличья нора» — это комикс, который рисует один из персонажей: сюжет его в том, что человека окружает масса параллельных реальностей, в одной из которых у него, может статься, все хорошо.

Итого, зрителя ждут полтора экранных часа голой, как правда, скорби. К счастью, не совсем уж герметичной. Кроме убитых горем супругов, в кадре фигурируют счастливо беременная сестренка героини, иной раз ночующая в каталажке, и нечаянно сбивший ребенка подросток, к которому Бекки в какой-то момент начинает испытывать то ли смутно материнские, то ли еще более туманные женские чувства. Плюс кореянка с курсов групповой терапии, с которой связан единственный юмористический, пожалуй, на местном безрыбье эпизод. Покуривших гашиша героев пробивает на «ха-ха» после фразы «моя дочь умерла от лейкемии». Ну, в общем, все ясно.

«Кроличья нора» (как норе и полагается) сумрачная и кривоватая, — безусловно, не тот фильм, на который стоит идти вечером с девушкой для организации романтического настроения, но определенные достоинства в нем присутствуют. В первую очередь — . Последние годы не были для актрисы профессионально удачными. До такой степени, что рыжеволосая австралийская красавица стала чем-то вроде дурного талисмана для любого проекта со своим участием (см. провальные «Темные начала: Золотой компас», научно- фантастический триллер «Вторжение» и «Австралию», где Кидман деревянная, как Пиноккио). В малобюджетной «Кроличьей норе» актрисе, мягко говоря, есть что играть, и она этой возможностью пользуется. Кидман в роли женщины далеко за гранью нервного срыва, которая прикрывает накатывающее безумие внешним лоском и чрезмерным позитивом, — это практически Вивьен Ли в «Трамвае "Желание"». Больших денег такие актерские подвиги не приносят (доказательством чему — микроскопические сборы ленты в США), зато можно рассчитывать на награды. Профильные специалисты с большой долей уверенности прочат Кидман второй «Оскар». Первый она получила за «Часы» — тоже, кстати, кино не слишком жизнеутверждающее.

Иван Гиреев
Журнал «Ваш досуг» № 37 (19–30 января 2011 года)