Жизнерадостный интеллектуал Мишель Гондри превратил классический американский комикс в трогательную комедию из жизни немного подросших, но не образумившихся Петрова и Васечкина.

Юный наследник медиамагната Бритт Рейд всей своей полнокровной жизнью подтверждает старое соображение, что лучший на свете род занятий — это быть принцем. То есть у тебя все есть, и при этом ты ни за что не отвечаешь. Даже странная смерть папы от укуса пчелы лишь ненадолго омрачает мажорное настроение главного героя: в конце концов родитель вечно костерил его за пьянки, а тут — гуляй не хочу.


Уволив, чтобы не мозолила глаза, всю отцовскую прислугу, Бритт уже на следующее утро понимает, что погорячился. Вместо привычной чашечки кофе, где напиток обычно венчал листик, искусно сделанный из взбитых сливок, он получает в кровать растворимую бурду. Герой требует вернуть человека, ответственного за приготовление кофе, обратно и таким образом знакомится с юным китайцем Като. Оказывается, помимо прочего, тот великолепно владеет карате и способен нашпиговать автомобиль пушками любого калибра. Быстро сведя дружбу, Бритт и Като первым делом спиливают голову памятнику папе и решают развлечения ради начать искоренять городскую преступность. Главный гангстер города Чудновски, естественно, не находит эту мысль удачной.

«Зеленый шершень» был придуман в 1930-х годах, сначала выходил в формате радиошоу, потом переместился на страницы комиксов, а затем закономерно дорос до сериала — причем роль Като тогда играл молодой Брюс Ли. Доверить его масштабную экранизацию режиссеру Мишелю Гондри было со стороны продюсеров немалым риском, который, к счастью, оправдался. Ранее Гондри снял высоколобые «Вечное сияние чистого разума» и «Науку сна», а потом чуть более коммерческую «Перемотку» и, в общем, с понятием кинокомикса его имя ассоциировалось не в первую очередь. Однако эстет и умник Гондри, как это с эстетами и умниками бывает, кажется, подустал от своей репутации и к съемкам «Зеленого шершня» подошел примерно с той же целью, что и герой фильма к борьбе с мафией — исключительно из желания порезвиться.

Для полноценных развлечений в 120-миллионной голливудской песочнице привлечены все игрушки, которые только может пожелать ребенок, сидящий внутри взрослого дяденьки (в Люке Бессоне, по его признанию, тоже сидит ребенок, но у Гондри он все-таки ощутимо умнее и уверенно стоит на ножках). Во-первых, один из главных экранных кидалтов, птенец гнезда Джада Апатоу Сет Роген («Сорокалетний девственник»), который уже сыграл вовлеченного в боевые действия тунеядца в «Ананасовом экспрессе». Во-вторых, самый перспективный кинозлодей Кристофер Вальц («Бесславные ублюдки»). Плюс, наконец, Камерон Диас, которая, несмотря на первую в карьере возрастную роль, по-прежнему свежа и прекрасна. И все это на фоне обязательных по жанру автомобильных погонь, лютых перестрелок и взрывов.

Экшн-сцены сняты вполне по-взрослому, что трогательно диссонирует с характерами главных героев — а здесь все без исключения из той породы, которым «никогда не будет 60, а лишь 4 раза по 15». В том числе и отвечающий в кадре за Зло прекрасный Чудновски, у которого кризис среднего возраста и опасения, что он недостаточно стильный и жестокий. Но лучшее в фильме — все-таки инфантильный дуэт Бритта и Като, этих американских Петрова и Васечкина со скоростными тачками и пулеметами вместо рогаток.

Иван Гиреев
Журнал «Ваш досуг» № 4 (2 — 13 февраля 2011 года)