В романтической антиутопии по отличному роману Кадзуо Исигуро в Англии 1970-х выращивают клонов, у которых обнаруживаются не только донорские органы, но и душа.

Конец 1970-х. Английская школа- пансионат. Воспитанники как на подбор хороши собой, умненькие и здоровенькие — последнему фактору руководство заведения уделяет особо пристальное внимание. Они абсолютно не отличимы от обычных подростков, и страсти у них вполне обыкновенные. Несколько малохольная мечтательница Кэтти влюблена в Томми — одиночку с взрывным характером, однако его от нее уводит куда более решительная и целеустремленная Рут.


Странность только в том, что мир героев замкнут даже по строгим меркам типовых частных школ. Покидая корпус, подростки обязаны прикладывать к кнопке у двери электронный браслет, никогда не выходят за пределы школьного двора, в порядке факультатива учатся делать заказ в кафе, и этот простейший урок дается им с трудом. Кроме того, герои много рисуют — работы отсылаются в некую Галерею. Постепенно благодаря паре-тройке штрихов зритель понимает, что повышенная забота учителей о подопечных — это некоторым образом тактика сельского хозяина, откармливающего к праздничному застолью кабанчика. Ученики — выведенные искусственным путем клоны, живые наборы органов для операций, и будущего у них нет.

Как это нередко бывает с экранизациями, картина Марка Романека (начинал как клипмейкер, снял «Фото за час» про предосудительно добродушного маньяка в качественном исполнении Робина Уильямса) — в числе прочего хороший повод обратиться к литературному оригиналу. Одноименная книга Кадзуо Исигуро (2005), английского писателя японского происхождения, вошла в сотню лучших романов, написанных с 1923 года, по версии журнала Time. В пронзительном и жестоком романе Исигуро ненавязчивыми штрихами рисует портрет альтернативной Англии, где клонов для органов, не особо задумываясь над этическими вопросами, в промышленных количествах выращивают еще с конца 1960-х. Повествование ведется от лица главной героини, опять-таки клона, и чем дальше, тем понятнее, что у выведенных в пробирке существ есть душа.

Один из лучших британских сценаристов Алекс Гарленд («Пекло», «Пляж», «28 дней спустя») и сам Исигуро не стали радикально переписывать сюжет и делать из истории, к примеру, остросюжетный триллер вроде бэйевского «Острова», где тоже про клонов. Случайно узнав о своей грядущей участи, герои не пытаются протестовать и вырываться за флажки — это как если бы персонажи пелевинского «Омон Ра» изначально знали, что их ждет не покорение космоса, а тупая мученическая смерть, и не рыпались по этому поводу. История сильно упрощена и сглажена, а на первый план со всей категоричностью поставлены растянутые во времени отношения внутри любовного треугольника. Итог — перед нами очень британская атмосферная драма, достаточно неторопливая и печальная, чтобы люди ровного темперамента в какие-то моменты заскучали, а граждане впечатлительные ровно на тех же эпизодах разрыдались.

Что не вызывает ни малейших претензий, так это игра занятых в главных ролях артистов. Хороши и странная красавица Кэрри Маллиган («Уолл-стрит-2: Деньги не спят»), и Эндрю Гарфилд («Социальная сеть»). Но краше всех все-таки удивительная Кира Найтли, которая половину фильма юная и циничная сексуальная хищница, а ближе к финалу калека, но в обеих ипостасях одинаково убедительна.

Иван Гиреев
Журнал «Ваш досуг» №9 (9-20 марта 2011 года)