Огнестрельная сказка про девочку, вышедшую в суетный мир из глухого леса и не испытавшую больших проблем с адаптацией — в числе прочего роскошная актерская дуэль Кейт Бланшетт и Сирши Ронан из «Милых костей».

Будто какая-нибудь героиня сказок Гримм, 16-летняя Ханна живет в избушке в заснеженном глухом лесу и никогда ни с кем не общалась, кроме сумрачного бородатого папы. Папа научил ее всему самому главному, что стоит знать в этом мире. Европейские языки, какова численность населения мировых столиц, кто изобрел электричество, а также как с сотни метров попасть из лука в сердце бегущему оленю и убить физически крепкого человека голыми руками. Единственный признак цивилизации, имеющийся в доме, — радиопередатчик. Папа объяснил, что когда дочка нажмет на красную кнопочку, на другом краю планеты о ней вспомнит Марисса Виглер, которая когда-то убила ее маму. Вспомнит — и немедленно явится, чтобы сделать с Ханной что-нибудь плохое. Так оно и случится. Однажды героиня включит рацию и познакомится с удивительным, страшным, прекрасным и волнующим миром. Многих повстречавшихся ей в этом мире людей она убьет, но кое-кто ей понравится.


Историю девочки, которую ЦРУ вывело биологическим путем в качестве идеальной машины истребления, а после заморозки проекта решило от нее избавиться, могли поставить Дэнни Бойл или Альфонсо Куарон — переговоры имели место. Но в результате в режиссерском кресле оказался англичанин Джо Райт, автор «Гордости и предубеждения» с Кирой Найтли и «Искупления», проникновенной драмы по роману Иена Макьюэна. В общем, для постановки замысловатого боевика он представлялся не самой очевидной кандидатурой. Как и исполнительница главной роли Сирша Ронан — хрупкая девочка-эльф, сыгравшая ключевую роль в том же «Искуплении» и мстительную героиню в «Милых костях» Питера Джексона.

Однако картина демонстрирует, что Райт как будто создан для того, чтобы снимать экшн, а ножи и пистолеты в руках юной Ронан смотрятся так же пугающе естественно, как капельки чужой крови на ее лице, смешавшиеся с трогательной россыпью веснушек. С одной стороны, «Ханна. Совершенное оружие» выглядит картиной мечты. Здесь есть абсолютно гениальные вещи вроде перестрелки в сказочном пряничном домике (под музыку Chemical Brothers), зарождения трогательнейшей девичьей дружбы и коронного появления из волчьей пасти Кейт Бланшетт, которая говорит примерно: «Иди ко мне, деточка». Кино снято с людоедским чувством юмора: «От чего умерла твоя мама?» — «От трех пуль». Кроме того, имеется замечательное трио злодеев, укомплектованное скинхэдами и маниакальным округлым геем в белом спортивном костюмчике.

Это, как отмечают западные критики, действительно «Леон» (как если бы обученная киллерскому ремеслу девочка немножко подросла), но и «Приключения Электроника» тоже — притча про трогательного биоробота, который обнаруживает в себе способность быть человеком. При этом «Ханна» страдает той же болезнью, что и, скажем, сравнительно недавние «Потрошители» Мигеля Сапочника. Россыпь находок и виртуозное жонглирование жанрами (в умелых руках циркача взлетают и кружатся, сливаясь в одно, автоматы и плюшевые мишки), помноженные на уверенность режиссера, что он может абсолютно все, в какой-то момент кажутся уж слишком избыточными. Чего не скажешь о внятности и логике сюжета — к ним у авторов отношение до такой степени наплевательское, что при этом даже и обаятельное.

Иван Гиреев
Журнал «Ваш досуг» №17 (4 - 15 мая 2011 года)