Голливудская версия утонченного французско-грузинского триллера 2005 года укомплектована брутальными иконами боевиков.

В руки небогатому юноше Винсу по ошибке попадает конвертик. Письмо сулит обогащение, и герой, назвавшись чужим именем, ввязывается в масштабную психологическую игру с применением оружия — особо хитросплетенный вариант «русской рулетки». Поначалу он думает, что ему в этом тотализаторе, придуманном креативными мафиози, выпала роль того, кто ведет счет. Однако вскоре выясняется, что Винс всего лишь пешка, и номер его действительно тринадцатый.


31-летний сын грузинского классика Тимура Баблуани («Брат», «Солнце неспящих»), перебравшийся в Париж подростком, Гела в 2005-м дебютировал мощным черно-белым нуар-триллером «Тринадцать». Динамичное и в то же время очень эстетское кино (грузинского дебютанта сравнивали с молодым Полански) наделало немало шума. Фильм получил главный приз на фестивале «Сандэнс», и немедленно начались переговоры о покупке сюжета Голливудом. Баблуани, надо отдать ему должное, проявил принципиальность и настоял, что снимать американский ремейк тоже будет он. Кое-чем пришлось поступиться (новая версия — цветная), зато Баблуани получил возможность накрутить еще более замысловатых сюжетных виньеток и получил в распоряжение не последних мужчин Голливуда. Здесь и перспективный молодой человек Сэм Райли («Контроль»), и Джейсон Стэтхем, и 50 Cent. Плюс Микки Рурк, у которого роль, во-первых, действительно крупная, а во-вторых, нехарактерно положительная — насколько это в данной истории вообще возможно.

Сергей Синяков
Журнал «Ваш досуг» № 41 (20-31 октября 2010 года)