В крепкой тюремной психодраме Эдвард Нортон оказывается за решеткой, а Милла Йовович — в постели с иконой Голливуда Робертом Де Ниро.

Главный герой Джералж Крисон, за характер прозванный Стоун (то есть «камень»), сидит в тюрьме за соучастие в убийстве, но имеет шанс выйти на свободу. Все зависит от отчета Джека Мэйбри — следователя по условно-досрочному освобождению, которого играет Роберт Де Ниро. Признает ли собравшийся на пенсию инспектор своего подопечного раскаявшимся, достойным новой жизни? Задача рвущегося на волю зека — убедить следствие, что он перевоспитался.


Мы давно знаем, как преступник с лицом Эдварда Нортона умеет водить систему за нос. В «Первобытном страхе» его расчетливый маньяк на наших глазах прикинулся бедной овечкой и добился от суда чего хотел. Однако в «Стоуне», где Нортон во второй раз после затейливой «Разрисованной вуали» встретился с режиссером Джоном Керраном, ситуация иная. Стоун играет с законом с открытыми картами и является волком в овечьей шкуре не больше, чем его визави. В самом начале картины постановщик нарочно выдает нам компромат на инспектора Мэйбри — позорную сцену из его прошлого, априори ставящую под сомнение все дальнейшие высокоморальные рассуждения персонажа Де Ниро. В этом фильме люди видны почти насквозь и никого не обманут — ни друг дружку, ни зрителя. Но картина приобретает от этого нешуточное напряжение. Подобный саспенс встречаешь, как правило, в ужастике или триллере, но тут совсем другой жанр — психодрама. Если вытерпеть некоторые излишне затянутые монологи, то предмет исследования покажется достаточно интересным.

У каждого из двух тюремных собеседников — и у зека, и у следователя — есть жена. Бледная набожная и тоскующая супруга Мэйбри служит словно немым укором и напоминанием о том, какими несчастными этот страж закона может сделать самых близких. Ну а яркая, чувственная, любвеобильная благоверная заключенного Крисона — сама кузнец своего счастья и готова на все, чтобы вытащить мужа из застенков. Даже соблазнить несгибаемого пожилого инспектора. Миссис Крисон со всей нерастраченной в боевиках актерской страстью изображает Милла Йовович. По роли Милле пришлось не только покраситься в жгучую брюнетку и раздеться, но и сняться с Робертом Де Ниро в откровенных эротических сценах. Для прославленного актера имитировать секс с молодой соблазнительницей, должно быть, было не легче, чем его герою.

Похоже, единственный, кто оказался выше низменных земных переживаний, — это как раз осужденный Крисон. Эдвард Нортон здесь сменил прическу, соорудив на голове африканские косички. Впрочем, для его героя важнее не визуальные образы, а звуки. В тюремной библиотеке, полной духоподъемной литературы, сиделец откопал брошюру какого-то проповедника, где воспевались красота и глубинные смыслы окружающих шумов. Вслушивание в «музыку сфер» поначалу было для Крисона развлечением, но ко времени освобождения превратилось едва ли не в религию. Создатели фильма в оригинальной версии попытались как можно точнее передать звуковую палитру, открывшуюся новоявленному адепту аудиоучения. Звуковую дорожку команде Керрана определенно можно ставить в плюс. Для той же части аудитории, что не склонна считывать послание в наборе разных звуков, авторы «Стоуна» ввели в саундтрек и сами проповеди. Как ни включит в фильме кто-нибудь радио, телик или магнитолу в машине, там транслируются рассуждения о духовном.

Ну а о том, насколько серьезно к проекту относятся его участники, можно судить по тому факту, что Де Ниро собирается лично представить свою новую работу московской публике.

Екатерина Чен
Журнал «Ваш досуг» № 40 (13-24 октября 2010 года)