После пышной «Марии-Антуанетты» София Коппола вернулась к своему фирменному камерному стилю.

Успешный молодой актер Джонни Марко (Дорфф) ведет жизнь рядовой голливудской звезды: регулярно закатывает вечеринки, поздно встает, гоняет на «Феррари» и не читает сценариев. Время от времени его навещает 11-летняя дочь Клео (Фаннинг). Однажды ее непутевая мать сообщает Джонни, что уезжает на неопределенный срок, поэтому он должен провести с дочерью несколько дней, после чего отправить ее в детский лагерь. Марко, привыкшему проводить дни за алкоголем и сигаретами, а ночи в обществе ветреных красоток, приходится расстаться со своими привычками и посвятить Клео все свое время


«Где-то» — четвертый полнометражный фильм Софии Копполы. Несмотря на столь скудную фильмографию, ее успех вполне можно сравнить со славой ее легендарного отца Фрэнсиса Форда. Ее дебютная картина «Девственницы-самоубийцы», сделавшая юную Кирстен Данст настоящей звездой, получила шквал положительных отзывов. С этого момента «дочери своего отца» прочили большой успех. Так и вышло. Ее «Трудности перевода» (фильм, открывший миру Скарлетт Йоханссон) был номинирован на 4 «Оскара» (получил, правда, всего один — за лучший оригинальный сценарий) и завоевал целый ворох наград и номинаций. После оглушительного успеха Копполе захотелось снять красивое и легкомысленное кино. И снова ей это удалось: «Мария-Антуанетта» получила «Оскар» за лучшие костюмы, но зрителями и критиками была встречена более чем прохладно.

Спустя 4 года Коппола отбросила мечты о большом и дорогом кино и вернулась к истокам — маленькой драме простого человека, попавшего в ловушку обстоятельств. Кому-то может показаться, что «Где-то» — попытка оправдать порочность голливудских звезд. Но фильм скорее о том, что актеры, даже самые богатые и знаменитые — такие же люди, как все мы, как бы банально это ни звучало. Да, вместо вещей с «Черкизона» они носят одежду ведущих мировых дизайнеров, вместо стареньких «Жигулей» эвакуатор увозит их забарахливший «Феррари», а вместо унылого просмотра вечерних телепрограмм они заказывают в номер стриптизерш. У них другие игрушки, которые стоят немного больше денег, чем мы привыкли тратить, но проблемы, переживания и сомнения терзают те же, что и любого офисного клерка.

Каждую минуту экранного времени Джонни Марко пребывает в сомнениях, бессмысленность совершаемых им действий убивает его и приводит в уныние. Ему скучно и некуда себя девать, но по-другому жить он уже не умеет. Он типичный выскочка без образования, понятия не имеющий ни о каких актерских методиках, которому однажды крупно повезло, и поэтому он стал звездой международного масштаба. А его дочь — классический звездный ребенок, страдающий от того, что его бросила мать, а отца никогда нет рядом. Она занимается балетом и фигурным катанием то ли от скуки, то ли от желания что-то доказать окружающим, не обращающим на нее внимания. Возможно, в образ Клео Коппола вложила частичку себя, звездного ребенка, занявшегося режиссурой, чтобы кому-то что-то доказать. Но ее отца трудно упрекнуть в безразличии к дочери — он начал снимать ее в своих фильмах, когда девочке не было еще и 12 лет.

Как бы опровергая миф о том, что все голливудские звезды дружат между собой, Коппола не пригласила в картину всех знаменитых жителей Лос-Анджелеса, а лишь отвела малюсенькую, но очень милую эпизодическую роль Бенисио Дель Торо. А еще более незаметное появление в картине «нашего голливудца» Александра Невского в роли русского журналиста можно назвать, пожалуй, его лучшей ролью, несмотря на то, что в кадре даже не видно его лица.

Мы привыкли, что артхаус — это кино про нас, простых людей, обуреваемых самыми разными страстями и эмоциями. «Где-то» — классический артхаусный фильм о тех же простых людях, но живут они в непростом мире, закрытом для большинства смертных. Именно поэтому картину Копполы можно назвать эдаким милым междусобойчиком, оценивать который должны скорее те, кто находится по ту сторону экрана, нежели те, кто их боготворит. Надо полагать, киносообщество уже одобрило «Где-то» как хороший фильм про себя любимых — в сентябре на Венецианском кинофестивале лента получила «Золотого льва».