Третья часть сказочной франшизы по романам Клайва Стейплза Льюиса в отличие от предыдущих получилась неплохо сбалансированной — и динамичной, и неглупой.

Англия, 1943 год. Подростки Люси и Эдмунд, будучи королем и королевой в сказочном мире Нарнии, в скучной британской реальности вынуждены вести жизнь обычных школьников. Их старшие брат и сестра перебрались в США, а герои на положении бедных родственников живут у родни под Кембриджем, где их третирует мелкий, зато очень противный кузен. В один прекрасный день всех троих обычным магическим способом втягивает в себя висящий в комнате морской пейзаж. Вынырнут они уже в Нарнии, где назрела очередная заваруха, требующая королевского вмешательства. На далеком острове разбушевались злые духи, и чтобы их унять, нужно отыскать семь мечей, принадлежавших древним лордам.


Последовательная экранизация «нарнийских» романов Клайва Стейплза Льюиса (всего их семь), коллеги и приятеля Толкиена, в отличие от «Властелина колец» как-то не слишком задалась. Если первый фильм «Лев, Колдунья и Платяной шкаф» — приятная детская сказка — соответствовал духу произведения и имел хороший прокат, то последовавший за ним «Принц Каспиан» пусть и окупился, но был принят куда более прохладно. В своих книгах Льюис склонен был видеть философскую притчу, к чему продюсеры не прислушались и нашпиговали историю батальными сценами столь плотно, что ни для каких философских сантиментов места не нашлось.

После появления третьей ленты у классика остались основания перевернуться в гробу (картину решено было сделать трехмерной уже по ходу съемок, что чувствуется по необязательности 3D-эффектов), но все же в целом кино довольно приемлемое. Возможно, благодаря новому режиссеру — британцу Майклу Эптиду. Он относится к той категории немолодых ремесленников, от которых не следует ожидать как шедевров (впрочем, «И целого мира мало» хорош в своей жанровой нише), так и провалов.

Стихия «Покорителя зари» (так называется огромный парусник, на котором путешествуют герои) — морская, но не укачивающая. Героев стало меньше (в отличие от «Гарри Поттера» исполнители главных ролей не прикованы контрактами к галерам на протяжении всего цикла, но имеют приятную возможность уйти на дембель — по гуманной задумке Льюиса, достигшие 16 лет английские дети в Нарнию не допускаются), что позволяет сценаристам уделить их переживаниям больше внимания. Переживания драматические: Зло является персонажам не только в виде конкретного морского монстра, но и лезет к ним в головы, где у подростков, как и положено, и без того творится невесть что. Люси одержима завистью к красоте старшей сестры (и, видит бог, напрасно), а Эдмунд комплексует из-за героической славы брата.

Лучше всех, однако, авторам удался кузен с подходящим шпионским именем Юстас, образцовый малолетний негодяй с по-гайдаровски выдающейся отрицательной харизмой. Его экранная судьба транслирует и главный философски-педагогический посыл истории. Чтобы сделать из противного малолетнего гопника милого, пусть и скучноватого в своей праведности товарища, его на время неплохо бы превратить в гигантское земноводное.

Иван Гиреев
Журнал «Ваш досуг» № 48 (8-19 декабря 2010 года)