Финальная часть экранизации одной из главных сказок новейшей истории. Мальчик-который-выжил улетает и не обещает вернуться.

Разделив экранизацию последней книги о Гарри Поттере надвое, создатели фильма лишь отсрочили неизбежное: история заканчивается. Учеба в Хогвартсе завершена. Как ни затягивай поиски крестражей, придумывая все новые препятствия на пути их добычи (здесь, в частности, придется грабить магический банк) — расставаться с одноклассниками все равно придется. Счастливчики вроде Дэниела Рэдклиффа (Поттер) и Эммы Уотсон (Гермиона Грейнджер), правда, благодаря семи картинам про юных волшебников обеспечили себе безбедную старость и могут больше не работать. Гермиона—Уотсон, кажется, так и намерена сделать. А вот Дэниел Рэдклифф пытается реализовать актерские амбиции и выступает в бродвейских мюзиклах. В непростой ситуации оказался Рэйф Файнс. С одной стороны, на гонорары от «Поттерианы» актер смог реализовать некоторые замыслы в области адаптации британской театральной классики, а с другой — объяснить новому поколению зрителей, кто такой Файнс, можно лишь единственным словом: Волан-де-Морт. И отсутствие носа у экранного воплощения зла не мешает узнаванию.


Заключительная часть «Гарри Поттера» выпускается в формате 3D, и как появление нового носителя заставляет переписывать всю фонотеку, так и свежий формат дал повод создателям произвести дайджест некоторых событий из предыдущих серий. Пришлось визуально оживить и кое-кого из мертвецов. Впрочем, тут уже заслуга автора первоисточника Джоан Роулинг: это ведь она отправила Гарри в некое подобие загробного мира для волшебников, где он встретил своего школьного наставника Дамблдора. Для немалой части аудитории, между прочим, именно разговор Поттера с бывшим директором школы, где выясняются важные нюансы в деле принадлежности волшебных атрибутов, является кульминацией истории, а вовсе не битва при Хогвартсе. Что логично: метать громы и молнии, размахивая волшебной палочкой перед лицом противника, может, и эффектно, но если не знать, чья на самом деле у тебя палочка в руках и кем она заряжена, твоя же магия может выйти тебе боком.

«Поттериана» вообще выстроена на предметах и атрибутах больше, чем на человеческом факторе. Развитие характеров тут подменено эволюцией технических средств. Когда-то зрителей подкупали простым трюком с анимированием газетных фотографий, но смешные шляпы и мантии сменились более современным прикидом, а полетам на метлах персонажи стали предпочитать телепортацию. Юные маги повзрослели, арсенал их волшебных навыков пополнился, но психология осталась на уровне если не «Философского камня», то уж «Узника Азкабана» — точно.

Появление в сюжете поцелуев и влюбленностей погоды не делает. Лучшие друзья Гарри Рон и Гермиона целуются как брат с сестрой — или как лучшие друзья. Да и Гарри чересчур инфантилен. Думать на 13 или на 17 лет в вопросах любви и смерти — все же огромная разница. Впрочем, не исключено, что авторы просто не хотели, чтобы взрослела их публика, коль скоро уж сдержать рост исполнителей они были не в силах. Благодарная аудитория первых «Поттеров» теперь скорее заинтересуется не Роном с Гермионой, а историей влюбленности Снейпа (Снегга), героя Алана Рикмана — в маму Гарри Поттера. Но бывшие тинейджеры сменились новыми, 13-летними, — для них, видно, и старались. Буквально: на съемках «Даров Смерти» группа настолько увлеклась, что в ходе означенной битвы при Хогвартсе спалила значительную часть декораций, — их пришлось отстраивать заново.

Екатерина Чен
Журнал «Ваш досуг» №27 (13-24 июля 2011 года)