31 января в прокат выходит «Ангел» — байопик о самом известном аргентинском серийном убийце Карлосе Робледо Пуче. Прозванный в СМИ «ангелом смерти», этот златокудрый подросток получил пожизненный срок в 1972 году в возрасте двадцати лет. О криминальной драме «Ангел» аргентинского режиссера Луиса Ортеги для «Вашего досуга» рассказывает Лиза Минаева. 

Помещая на постер фильма заголовок «Педро Альмодовар представляет», прокатчики дали четкий посыл предполагаемой целевой аудитории. В качестве одного из продюсеров Альмодовар позаботился, чтобы в «Ангеле» присутствовали все те составляющие, которые приведут его поклонников на фильм нового для международного зрителя автора. Сочные «альмодоварские» краски, ретро, гомоэротика и отличный саундтрек делают «Ангела» настоящим аудиовизуальным наслаждением. А юмористические пассажи, которых в последнюю очередь ожидаешь от драматического криминального фильма, вносят в действие свежести. В остальном «Ангел» оказывается далеким от хорошей криминальной драмы. 

Приговоренный к высшей мере наказания в Аргентине, Карлос Робледо Пуч получил пожизненный срок за обширную серию преступлений – 11 убийств, 17 ограблений, а также несколько похищений и краж. Со своими жертвами Пуч расправлялся быстро, хаотично и без колебаний, за что (вкупе с внешними данными манновского Тадзио) и получил в прессе прозвища «черный ангел» и «ангел смерти».

Говорят, что, выслушав приговор, он обещал «когда-нибудь выйти и убить всех», кто присутствовал при его оглашении. Впрочем, до сих пор этого не случилось – в свои 67 лет убийца продолжает отбывать наказание в тюрьме, мечтая, чтобы по его биографии снял фильм Стивен Спилберг, Мартин Скорсезе или Квентин Тарантино — с Мэттом Деймоном, ну или в крайнем случае Леонардо Ди Каприо в главной роли. Мечты сбываются – правда, не всегда так, как хочется нам самим, и в прошлом году совсем не голливудский «Ангел» был показан в Каннах в программе «Особый взгляд».  

Кинематографический Карлитос – очаровательный блондинистый подросток с пухлыми губками — более сексуальный, чем озлобленный. Все свои убийства (на экране нам покажут семь из одиннадцати) он совершает не то чтобы «не ведая, что творит», а скорее походя, без особой на то мотивации – тут подстрелил с перепуга, там рефлекторно, здесь грех было оставлять свидетелей (к тому же, этот – какой-то неприятный толстяк, тот – преступник), да и вообще, он не со зла. Смотрите сами – он так очарователен. И даже несмотря на то что Карлитос вроде бы и не должен вызывать сочувствия, он попутно не вызывает вообще никаких чувств. Впрочем, подобное можно сказать и обо всех остальных героях фильма.

Раньше казалось, что кинематографические злодеи и убийцы способны деморализовать подрастающее поколение. Романтические и захватывающие похождения Бонни и Клайда, Микки и Мэллори и даже нашего Данилы Багрова заставили не одно поколение мучиться над вопросом об этичности натуралистичного экранного насилия и его возможном влиянии на потенциальных преступников.

В отличие от этих фильмов Карлитос из «Ангела» вряд ли способен показаться даже открытому для внушений подростковому уму примером для подражания. Он убивает не из чувства протеста, не из корыстных побуждений, не потому, что он злой и даже не потому, что ему это в кайф. На вопрос «почему?» напрашивается один ответ – да просто так. И по какой причине «ангел смерти», описываемый собственным адвокатом как парень «со злым лицом, глаза которого вызывали страх», в кино превращается в беззлобного, очаровательного и сексуального подростка, остается загадкой.

По крайней мере, задать этот вопрос автору фильма на московской премьере не удалось, ведь сам Ортега, по словам организаторов, «поступил так же, как его главный герой – просто перестал выходить на связь».