C 27 июня в российский прокат выходит европейский фильм «Курск», в основе которого лежит книга о трагической гибели российских подводников в августе 2000 года. Что это – «клюквенная» история или леденящий кровь триллер, и есть ли в новом фильме, чему оскорбиться патриоту, рассказывает кинообозреватель «Вашего Досуга» Денис Кудряшов.

Трагедия с подводной лодкой «Курск» —  то, с чем знаком каждый россиянин, даже если родился уже при нынешнем президенте. Отчетливо в памяти отпечатались горячий репортаж Сергея Доренко и мем «Itsank» («Она утонула» – англ., прим. ред.) — фраза, которую то ли от шока, то ли от грубости, произнес президент Владимир Путин в ответ на вопрос Ларри Кинга, что случилось с подводной лодкой. За последующие годы в России так и не вышло фильма, посвященного катастрофе, который позволил бы выплакать эту трагедию. «Курск» Томаса Винтерберга может стать таким фильмом, но только для тех, кто не помнит, сколько моряков выжило. 

Дело в том, что сама трагедия происходит буквально через полчаса после начала фильма. Зрителя, разумеется, к ней готовят: вот ребенок-провидец предчувствует беду, вот моряки, у которых нет денег на скромную свадьбу, и вот подлодка, погружающаяся на глубину и затем — холодный и безразличный простор моря. К этому моменту можно смутиться только скудной обстановкой квартиры главного героя — капитана Михаила Аверина (Мартин Шонартс). Европейцы, даже воссоздавая постсоветскую квартиру, умудрились сделать небрежную, по-своему скандинавскую красоту. Но вот подлодка погружается, и происходит трагедия, из которой вырастают 3 линии: выживание подводников, спасательная операция адмиралов и тревога жен и матерей.

ВЫЖИВАНИЕ ПОДВОДНИКОВ

Выживание подводников — это хорошо сделанный триллер. Странно лишь, что клаустрофобию пространства никак не обыграли. Моряки героически справляются со сложностями, а чтобы не сойти с ума рассказывают анекдоты или шутят. Здесь практически нет места предательству, герои действуют сплоченно, а в минуты переполоха подключается капитан Михаил Аверин. Мартину Шонартсу, так похожему на молодого Путина, выпала скучноватая роль, поскольку Аверин — идеальный капитан, и храбрый, и хладнокровный — может и приободрить, и на место поставить. 

СПАСАТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ

Спасательной операцией в начале руководит командующий Северным флотом, адмирал Грудзинский (Петер Симонишек). Грудзинский — второй образцовый герой, которому больно за положение флота, но, рискуя собственной карьерой, он соглашается принять помощь от иностранцев. Ему противостоит командующий Военно-Морским Флотом, адмирал Петренко — блистательный Макс фон Сюдов, известный многим по фильмам Ингмара Бергмана. Петренко всеми способами не дает иностранцам вмешаться, то ли в попытке затянуть трагедию и списать вину на них, то ли от того, что живет во времена Карибского кризиса и переживает за советские военные разработки. Две линии хорошо смотрятся и переплетаются, если бы не одно но: ты уже знаешь, что из подводников не спасется никто.

МАТЕРИ И ЖЕНЫ

И тут, параллельно этим двум, вступает третья линия — тревога матерей и жен. Их игнорируют. Они живут сплетнями, слухами и домыслами. Одна из них — Таня, жена Аверина, — идет к причалу посмотреть, стоит ли спасательное судно у берега или нет. Приблизительно таков уровень их информированности. Разумеется, с ними не считаются военные, потому что вокруг лишь тайны и секреты, «я ничего не знаю» и «вам знать не положено». Как справедливо замечает Грудзинский: «Подводники знали, куда шли, и сами на это подписались, а их жены и дети — нет».

Если история подводников — это трагедия, а история командующих — комедия, то женам и матерям досталась драма. 

ВРЕМЯ

Одним из символов картины, помимо равнодушной северной природы, становится время. Начиная от наручных часов, которые в начале фильма продает экипаж подлодки, чтобы товарищ мог сыграть свадьбу, заканчивая самой природой времени, через которую раскрывается отношение к человеческой жизни. Для одних героев времени очень мало — адмирал Грудзинский, британский командор Расселл (Колин Ферт), а для других —  Петренко и прочие — времени достаточно. Жены и матери в этот момент существуют в насильственном безвременье.

На фильм лучше не ходить тем, чьи семьи так или иначе связаны с морем, и уж тем более, если кто-то из близких — подводник. Вы рискуете просидеть все действие с болью в животе от нервов и отчаяния. Тем более, что про эту историю вы наверняка знаете достаточно. Если же так случилось, что о «Курске» вы не знаете совсем или знаете мало, то можно идти и выплакаться. Это не историческая реконструкция, а фильм на тему. Он вряд ли может оскорбить, но точно заставит задуматься. Даже не о том, чего мы достигли и смогли изменить за прошедшие 20 лет, а об уязвимости человека перед неминуемым ходом времени.