Когда в 2011 году на экраны вышел фильм «1+1», он стал событием не только во Франции, но и по всему миру. 

Сентиментальное, трогательное и смешное драмеди для семейного просмотра подкупало в первую очередь сюжетом.

В основе лежала реальная история, где богатый эстет европейской наружности, прикованный к инвалидному креслу, и темнокожий безработный простак, оказавшийся на мели, становятся крепкими друзьями, преодолевая все классовые и расовые предрассудки.

Фильм побил кассовые рекорды. Социальные сети на последующий год заполнились спорами и дискуссиями, восторгами и осуждениями. Тогда было невозможно представить, что меньше чем через 10 лет кто-то решится переснять это кино на английском, наполнив его голливудскими звездами и раздутыми бюджетами.

Голливудский ремейк оказался во всех смыслах стереотипным. Раздутым и пафосным. Стараясь угодить самому массовому зрителю, из фильма убрали утонченный интеллигентный юмор. История вышла по-американски простой, плоской и прямолинейной. Пал жертвой и озорной шарм французского оригинала.

Но главное, что изменилась история.

Когда французский оригинал показывали в Америке, выяснилось, что на одни и те же социальные вопросы в Европе и в США смотрят по-разному. Многие американские критики осуждали фильм за подпитывание расистских стереотипов и классовых предрассудков. Это обстоятельство голливудский ремейк и решил исправить.

В американской версии приписка «основано на реальных событиях» осталась. Но в корне изменилась система отношений между героями. Пропала бездна непонимания и сгладились все острые столкновения представителей двух противоположных миров.

В частности финальная сцена, на которой многие одновременно плакали и улыбались, теперь оказалась в середине фильма. Перенос убил сцену, сделав ее дежурной. А заодно и развалил цельность повествования

Режиссер Нил Бергер (известный по фильму «Иллюзионист») старательно воспроизвел ключевые сцены и даже повторил шутки французского источника. Но, утратив озорной шарм и сатирическую остроту, фильм стал выглядеть пустышкой. Особенно в сравнении с оригиналом Пустышкой, которая сочувствие героям не вызывает, а скорее им спекулирует.

А ведь ремейк ждала трудная судьба еще на этапе выхода. Производством фильма занималась компания Харви Вайнштейна. После громкого сексуального скандала вокруг Харви премьеру отложили на неопределенный срок. Только сейчас, спустя пару лет, она все же увидела свет.

На протяжении двух часов новые старые персонажи отчетливо напоминают франкенштейнов, собранных из старых и неловких расовых предрассудков и цитат из оригинального фильма. Вроде бы никаких проблем. Наверняка есть те, кто французский фильм не видели. Да и практика ремейков существует потому, что в Америке нет школы дубляжа. Там не принято смотреть иностранные фильмы с локализованной озвучкой. Вместо этого они просто переснимают кино со своими актерами. И в принципе от таких фильмов не нужно требовать многого. Оригинал превзойти практически не удается.

Но тут разочарование неизбежно еще и потому, что все предрассудки преподносятся с чрезмерной и несвойственной этой истории политкорректностью. История не складывается. Она в себя не затягивает. Конфликт пропадает. Действие происходит где-то там, в параллельной и выхолощенной голливудской квазиреальности.

Особая ирония случилась и с названиями.

По неизвестной причине оба фильма в российском прокате вышли под общим названием «1+1».

Однако французский фильм называется в оригинале «Intouchables» («Неприкасаемые»).
А его американский ремейк — «The Upside» («Преимущество»).

Так оно и оказалось.

Французский фильм действительно лучше было не трогать.
А единственное «преимущество» голливудского ремейка заключается лишь в том, что он вызывает незамедлительное желание пересмотреть культовый оригинал.