Посредственный мужской боевик в оригинальном формате диалога о любви. 

У элитного в прошлом телохранителя Майкла (Райан Рейнольд) плохие времена и бюджетная клиентура; безотказная шутка о происхождении запаха фекалий в машине — юмористический камертон и лейтмотив картины. Но тут подворачивается шанс вернуться в высшую лигу. В Гааге судят боснийского диктатора Духовича (Гэри Олдман), и бывшая зазноба из Интерпола (Элоди Юнг) доверяет Майклу доставить единственного свидетеля обвинения, готового дать показания — наемного убийцу Дариуса (Сэмюэла Л. Джексона). Оба не в восторге от перспективы совместного вояжа, поскольку частенько специфически пересекались по работе.

 Бордель-пыточная, площадь Дам и трам-тарарам

Предыдущего импозантного киллера Сэмюэл Л. Джексон сыграл в «Криминальном чтиве». Режиссер Патрик Хьюз помнит об этом слишком хорошо и вообще культурно подкован; проходного злодея в фильме, например, зовут Такеши Куросава. «Чтиво» — явно не единственная лента Тарантино, внимательно отсмотренная автором. Одна из первых сцен творчески отжата из пролога «Бесславных ублюдков». Плюс Хьюз следует фирменной установке старшего коллеги, что в нормальном кино слов должно быть не меньше, чем пуль, а политкорректность — удел трусов.

С боезапасом в «Телохранителе киллера» ОК; все-таки на счету Хьюза третьи «Неудержимые». В частности, тех, кто соскучился по Амстердаму, ждет энергичная экспресс-экскурсия по городу: каналы, велики, тюльпаны, бордель-пыточная, взрывы, пальба, площадь Дам и трам-тарарам. Есть запоминающийся музыкальный номер с кровью и Сальмой Хайек и полноценный актерский выход Юрия Колокольникова. По части хулиганства Хьюза заносит даже дальше, чем Тарантино. Фильму, где в экранную минуту утрамбованы сортирная шутка, трупы жертв геноцида в Косово и заминированный грузовик, врезающийся в толпу на площади в европейском городе, не откажешь в известной храбрости.

Или в глупости. Не зазорно черпать вдохновение у Квентина — тем более прививая ядовитые ростки его эстетики к пиломатериалам типового блокбастера — и жечь глаголом, как напалмом. Но сколько не черпай, а «Чтиво» не получится, и не прорастет фанера кленом. Диалоги составляют три четверти ощутимо двухчасового фильма, бьют прорвавшей канализацией, трещат петардами, сияют глупостью и посвящены любви (да, Хьюз, кажется, хочет, чтобы кино понравилось и женской аудитории). Герои все трындят из пустого в порожнее о чувствах — к девушкам. Но девушки далеко, а рядом напарник. Сближающе воняет машина, жмут обручальные наручники, происходит какое-никакое, а развитие отношений. Тоже, в общем, динамика. Но если вот прям хочется изматывающее кино про партнеров по общей беде, которые убить друг друга готовы, но вынуждены держаться вместе, лучше пересмотрите Звягинцева.