Самый умный блокбастер сезона.

В прошлой серии вожак обезьян Цезарь (Энди Серкис) разобрался и с внутренними, и с внешними врагами, а теперь хочет жить дружно — уже и пятачок земли обетованной в далеком пустынном краю присмотрен. Но кто ж ему даст. На общем человеческом фоне (и без того малоприятном) особой жестокостью выделяется идейный отморозок Полковник (Вуди Харрельсон). В деле борьбы с приматами за выживание рода человеческого он не щадит ни своих детей, ни чужих: убивает жену и старшего сына Цезаря. Благие намерения героя смывает раскаленная лава жажды мести, и он с мобильным отрядом сподвижников отправляется на охоту. Зима близко.

«Планета обезьян» умна и теплокровна

Первая часть «Планеты обезьян» 2011-го года стала самой удачной попыткой перезапуска классической франшизы, и два сиквела — тому подтверждение. Радикально модифицированный нолановский «Бэтмен» заумен и стерилен в своей безупречности. «Планета обезьян» просто умна — почти недопустимо по меркам летних блокбастеров — и теплокровна. Шимпанзе Цезарь человечнее, чем затянутый в латекс психоанализа супергеройский Мыш. В одном его взгляде больше глубины, грусти, отчаяния и гнева, чем в трескучих монологах икон кинокомиксов. Кстати, специально для Энди Серкиса на фестивалях следовало бы ввести номинацию «Лучший актер в технике "захват движения"».

Взгрустнуть и Цезарю, и зрителю есть от чего. Кино вообще довольно печальное, хотя по зрелищной части все традиционно неплохо. Несутся сквозь заснеженный сказочный лес всадники-приматы, в лапах автоматы. Утюжат ракетами осажденную базу вертолеты, залетевшие в картину, как и вся линия психованного Полковника, из «Апокалипсиса сегодня». Среди сугробов — вдруг сакура в цвету; странное свойство фильма: он хорош даже в сентиментальные до несуразности моменты.

Тот факт, что в «Планете обезьян: Революции» главного политического оппонента Цезаря, коварного садиста и интригана, звали, как Сталина в подпольной молодости, Кобой, — ОК, вроде случайность. Однако предположить, что сценаристы читали не только романы-первоисточники Пьера Буля, но и труды по русской истории, все-таки можно без особой натяжки. Фильм 2014 года, венчавшийся смертью политического упыря, — о борьбе за власть. «Война» — еще и про то, что от триумфа бывает совсем недалеко до лагерной пайки. А еще о том, что мертвый тиран опаснее живого, поскольку сидит, смердит и нашептывает даже в лучших из нас. Нужно много снегов и пустынь, чтобы всё окончательно закопать и проветрить.