Динамичный, насколько это возможно, байопик программиста-героя.

«Почему вы хотите работать в ЦРУ?» — тестируют на детекторе лжи новенького компьютерщика Эда Сноудена (Джозеф Гордон-Левитт). — «Очень круто иметь доступ к секретным материалам». — «Вы верите в величие США?» — «Да».

Герой верит в американское величие и спустя несколько лет, когда прячет в кубик Рубика SD-карту с крутыми секретными материалами и навсегда покидает офис, чтобы рассказать миллиардам людей о том, что все они под колпаком у ЦРУ. В обоих случаях он не врет (просто ему представляется, что величие страны нуждается в коррекции), но оскандалившимся коллегам от этого не легче. Ведь мало кто так бесит нормальных работников, как затесавшийся в стройные корпоративные ряды идеалист-отморозок, который говорит правду, даже когда ему это не легко и не приятно. Бывают такие.

В Сноудене не мог не увидеть свояка главный голливудский левак-правдоруб Оливер Стоун, восторженный документалист-бытописатель Кастро и покойного Чавеса, яростный критик Никсона и Буша-младшего (про обоих снял по сердитому и яркому художественному байопику). Беда в том, что Сноуден по калорийности фактуры не неистовый пастырь революции Фидель, не массовик-затейник Уго, не подковерный злодей Никсон и не импозантный дурак Буш, а пусть и геройская, но все-таки довольно бледная моль. С ролью моли, расцвеченной приступами падучей и паранойи, Гордон-Левитт справляется наилучшим образом и берет не харизмой, но сорока оттенками серости (это комплимент).

Стоун осознает проблему и делает все, чтобы двухчасовой эпос про сисадмина не был очень уж скучным, умудряясь привнести саспенс даже, буквально, в бесхитростный процесс варки макарон. Кино бодро стартует военными учениями (на них тщедушный Сноуден сломает обе ноги просто под тяжестью амуниции). Атмосфера на первых порах напоминает «Гарри Поттера». Зачарованный гениальный очкарик дивится чудесам Хогвартса, пока не понимает, что угодил не в благословенный Гриффиндор, а в негодяйский Слизерин. Об этом ему напоминает, материализовавшись в виде гигантского лика на стене, любимый учитель и непосредственный начальник (комик Рис Иванс в демоническом амплуа) — никакой не Дамблдор, а Волан-Де-Морт.

Кроме того, «Сноуден» — это любовная мелодрама с сиськами (Шейлин Вудли из «Виноваты звезды») и трогательной политической подложкой: «И как тебе поцелуй?» — «На вкус — обычный либерал». Собственно техническую часть подвига (умеренно динамичное путешествие файлов с одного носителя на другой) Стоун, едва ли компьютерный дока, сводит к необходимому минимуму — и только раз переводит программерскую скукоту на язык визуальной поэзии, вставив в кино, как в презентацию, психоделический клип, призванный показать глобальность всемирной слежки: светящиеся стрелочки, сполохи молний и многозначительные хороводы циферок. Красиво.

В общем, если кому-то хочется увидеть адекватный художественный фильм о Сноудене, то вот он. Что, впрочем, не гарантирует картине счастливой прокатной судьбы. Вряд ли либерально неизбалованного (кто в армии служил, тот в цирке не смеется) российского зрителя так уж заинтригует посыл, что государство — о боже! — имеет наглость влезать в частную жизнь граждан. Ну да, и что с того. Но, вероятно, эстетически позабавит хэппи-энд, где заокеанский гусь Сноуден в опрятно-старушечьем уюте подмосковной дачи признается на камеру, что теперь он наконец-то ничего не боится. Задающие при этом тон интерьеру узорчатый ковер (из тех, над которыми принято смеяться в интернете) и пузатый теплый ламповый телевизор как бы намекают, что в них-то точно не напихано «жучков»; чай, не Америка. Однако в целом сей покойный вид скорей тревожит, нежели пленит. Поскольку двусмысленностью напоминает финал первого сезона содерберговской «Больницы Никербокер», где героя, опиумного наркомана, предполагалось лечить от вредной привычки экспериментальным лекарством под названием героин.