Триллер от автора «Шестого чувства» — небезнадежный, но чересчур осторожный.

Неулыбчивая юная брюнетка Кейси (Аня Тейлор-Джой) сторонится сверстников, но сближается с двумя одноклассницами буквально поневоле: всех троих похищает и запирает в подвале незнакомец. В подвале просторно, бедненько, но чистенько: Деннис, а именно так зовут похитителя, повернут на гигиене. Живущая здесь же Патриция, хозяюшка старой закалки, извиняется за неудобства и кормит бутербродами. Жизнерадостный тинейджер Хейдвиг, кажется, и рад бы отпустить пленниц, но боится гнева Денниса. Семилетний Джейд время от времени забегает похвастаться новыми пестрыми носочками. Начинающий модельер Барри, самый светский из всей компании, бывает в подвале редко. Поскольку в основном кукует на сеансах у старушки психотерапевта доктора Флетчер, где объясняет, каким образом в нем уживается аж 24 личности. Да-да, и Деннис, и Патриция, и все-все-все — это один человек (Джеймс МакЭвой), псих с фантазиями, из чего авторы картины не делают секрета с самого начала. Как и из цели похищения героинь: их скормят Зверю, который появится со дня на день.

Режиссеры тоже люди, и их, бывает, портят деньги

Карьера М. Найта Шьямалана — яркое тому подтверждение. «Шестым чувством» и «Неуязвимым» режиссер заработал статус главного голливудского вундеркинда и получил почти безграничный карт-бланш. Но впоследствии распоряжался крупными бюджетами как Киса Воробьянинов в загуле: бестолково сеял ценные баранки, выпуская один провальный проект за другим. В 130-миллионном блокбастере 2013-го года «После нашей эры» в ход пошли уже не баранки, а трюфели в виде Уилла Смита, и продюсеры прикрутили денежный вентиль. Диета благотворно отразилась на шьямалановском творчестве: он выступил одним из авторов хорошего сериала «Сосны», снял бодрый триллер «Визит» про стариков-разбойников и вот теперь «Сплит» — оба копеечные и коммерчески успешные.

В сюжете «Сплита» нетрудно распознать отсылки к истории Билли Миллигана — уголовному делу 1970-х, известному по роману Дэниела Киза. Миллиган, страдавший диссоциативным расстройством идентичности, был обвинен в четырех изнасилованиях, но призван невменяемым и помещен не в тюрьму, а в больницу. До полноценного байопика, при всей аппетитности фактуры, дело так и не дошло, и «Сплит» — это разминка, эскиз, карандашный набросок в зале суда. Как в теме исследований феномена Миллигана, так и в фильмографии Шьямалана.

Авторский пульс прощупывается, но зыбок. Иной раз кажется, что режиссер вот-вот развернется, вырвавшись в стратосферу, но тут же следует обескураживающе осторожный шажок назад. Перспективная жанровая конструкция норовит сложиться в книжку-гармошку про девушек в беде — впрочем, с травоядным цензурным рейтингом 13+. Кто не придерживает коней, так это МакЭвой, который с петросяновской легкостью, но без накладных паричков, переключается из одного режима в другой, пускается в апокалиптический пляс под Канье Уэста, плачет, смеется, щетинится ежом и очень натурально звереет. 

Как в лучших своих лентах, в «Сплите» Шьямалан с похвальным доверием предлагает зрителю размять мозг и разгадать ребус по-своему. Как заведено, финальный твист (более, чем обычно, притянутый за уши) дает повод пересмотреть кино заново. Но пересматривать «Сплит», как и худшие его фильмы, элементарно лень.