Новый фильм Бондарчука — посредственный блокбастер и образцовый гражданский манифест.

Летний вечер в столичном Северном Чертаново оказывается динамичнее обычного. В небе наблюдается не только обещанный метеоритный дождь, ради которого весь район облепил крыши, но и гигантский звездолет, позитивно переливающийся синеньким. На опознание летающего объекта у военных нет ни времени, ни нервов. Нет и пораженческих сомнений. Робкую реплику кого-то из штабистов: «А если это не натовцы?» глушит ракетный залп истребителей. Махина, даже не пульнув в ответ из захудалой лазерной пушки, не по-пацански, без боя, но эффектно обрушивается на многоэтажки. Сотни чертановцев похоронены под руинами, а выжившие десятки тысяч намерены мстить проклятым агрессорам.

Новый фильм Федора Бондарчука, анонсированный как первый отечественный боевик об инопланетном вторжении, не мог не впитать в себя западную классику жанра, что не отменяет его самобытности. Нет, он не «Монстро», он другой. Он русский (что опознается не только по скромным прелестям московского спального района), и это многое объясняет. Здоровую наглость и масштаб, но и ощутимую бюджетность спецэффектов. Желание охватить и покрыть все и сразу. Минут на 10 притворившись «Днем независимости», картина забредает то в лес романтической мелодрамы на троих (главная героиня Юля разрывается между штатным районным парнем Артемом и инопланетным гостем Хайконом-Харитоном, который выгодно отличается от местных не какими-нибудь импозантными жвалами, к примеру, а всего-то повышенной культурой быта), то по дрова социальной фантастики.

Мультижанровый подход можно только приветствовать (см., чтобы не ходить далеко, недавних «Пассажиров»). Но авторов подводит традиционная, опять-таки, для российского коммерческого кино беда — слабость сценария, недурно задуманного, но настолько ахового в деталях, что это представляется чуть ли не сознательной концептуальной фишкой: 

«Давайте-ка сделаем вид, что у нас очень плохой фильм»

Кстати, «Притяжение» — редкий случай, когда столь прихотливая конспирация имела бы смысл. Зайдя по обыкновению погреться на нарядно-нескладный отечественный блокбастер, публика обнаруживает, что второй час глазеет на тлеющий под мишурой бикфордов шнур, и сейчас жахнет круче «Левиафана». Только в 3D, в каждом кинотеатре страны и так, чтобы почувствовал всякий. Бондарчук и в «Обитаемом острове» (тоже плохоньком по исполнению, но не по замыслу) не скрывал, что сказ не про Массаракш, а про нас. Но в бескомпромиссно земном «Притяжении» режиссер и вовсе сужает круги, четко диагностируя, что в деле собственного уничтожения нам без надобности зловредные «партнеры» из новостей, заокеанские, космические, мифические. Если не протрезвеем, управимся без посредников. В ура-патриотическом раже («Эта Земля — наша!») сами себя поубиваем, сами же всласть нарыдаемся на возлюбленных трупах, честь по чести затеплим поминальные свечи, спалим дом да и угорим к учтивому изумлению междупланетных наблюдателей. Хорошее, плохое, злое и очень храброе кино.