ПОИСК
Солнечный удар трейлер
Режиссер: Никита Михалков
Год выпуска: 2014
Длительность: 175 мин
Жанр: Драма
Страна: Россия
Возраст: 12
Российская премьера: 9 октября 2014
Мировая премьера: 3 октября 2014
Оценка редакции:

Моя оценка

Описание Расписание Трейлеры Кадры Отзывы и рецензии Персоны Смотреть онлайн Похожие Метки
Иван Гиреев
9 октября 2014

Бунинские мотивы

«Солнечный удар» — масштабный любовно-патриотический микс бунинской прозы от Никиты Михалкова, затянутый и избыточный, но яркий.

Одесса, 1920 год. Белый офицер (концептуально безымянный) коротает время в серо-шинельной очереди, дожидаясь, пока обходительный комиссар удостоверит личность пленников, спорет погоны и отправит в лагерь-загон. Про собственное будущее герою что-либо соображать бессмысленно (оно выйдет коротким — впрочем, в контексте истории, но не вольготно-просторного трехчасового метража картины). Остается перебирать прошлое, самой яркой деталью которого оказывается лирическое приключение, пережитое им, тогда поручиком, в 1907-м. А именно ночь, проведенную в провинциальной гостинице с встреченной на пароходе прекрасной незнакомкой — сквозь призму лет, да и в часы непосредственного общения скорее видением, нежели девушкой.

Если взять за отправную точку предположение, что одноименный рассказ Бунина в принципе пригоден для кино (что не факт), то его экранизацию можно было бы доверить только одному российскому режиссеру — Никите Михалкову. Но Михалкову раннему, образца, скажем, «Пяти вечеров» 1978 года (не случайно мастер признается в интервью, что примерялся к фильму 37 лет). Тогда Иван Алексеевич и Никита Сергеевич счастливо, как те лирические герои, обрели бы друг друга в совместной любви к сюжетной камерности, тонкости нюансов, не бьющим в лоб метафорам, умению рассказывать историю не по-солдатски напрямки (знакомство — секс — ушла — скучно), а волнующе блуждая вокруг да около. В краткости, наконец, — сестре талантов. Но не сложилось.

За минувшие десятилетия поджарая гончая беспокойной творческой мысли успела подрасти в мощного ньюфаундленда. Салонный романс «Солнечного удара» миксом наложился на остервенело-горестный хип-хоп бунинских же «Окаянных дней» (так в саундтреке фильма льдом и пламенем сходятся ария Далилы Сен-Санса и великая казачья песня «Не для меня»). Едва намеченный, почти прозрачный этюд вымахал в батальное полотно, писанное густым маслом. В не лучшие свои моменты (при том, что много по-настоящему сильных) картина прогибается под тяжестью метафор, как новогодняя елка, которую из любви к избыточно-набрякшей красоте увешали свинцовыми игрушками. Страсть мастера к деталям достигает масштабов автошаржа. Насколько уместен павлин, забредший в кадр из «Солнца мертвых» Шмелева, чтобы тотчас словить пулю, настолько невыносима погоня поручика по палубе за нескромненьким синим платочком, утерянным героиней. По итогам этого бесконечного (и безупречно снятого Владиславом Опельянцем) эпизода-трипа вопрос «Как все это случилось?», рефреном разбросанный по фильму, трансформируется в недоуменное зрительское «Что это было?». Маневры героя вообще редко поддаются внятной расшифровке. По-воробьяниновски экстравагантное соседство щедрости со скопидомством («10 рублей за освящение крестика? Да корова 40 стоит!»). Эпизод с купанием — пометьте себе его особо. Приключившаяся после расставания с героиней продолжительная дружба с мальчиком, ничем Бунину не обязанная. Странно, что первую рюмку поручик выпивает часа через полтора экранного времени, а до этого действует, сколько можно судить, на трезвую, хотя и буйную голову.

В психоделической «Цитадели» красной нитью проходила смелая сказочно-былинная метафора, что войны выигрываются и проигрываются не без маленькой помощи, натурально, комара и паучка (а также мыши). В более удачном «Солнечном ударе» схожий посыл: страну рушит не абстрактная политика и не экстравагантно-насекомый, а чисто человеческий фактор, житейские промахи по мелочам. Будьте внимательнее к своим поступкам и людям, если уж они к вам тянутся (тут становится понятно, зачем был мальчик, но не понятно, зачем в таком количестве). Переводите через дорогу пожилых, уходя, гасите свет. Не пойте и не прыгайте (бесцельно в речку с обрыва), не стойте столбом, не пляшите — там, где идет вредительство и подвешен исторический груз. Глядишь, и империя устоит, и вы бессмысленно-скотским манером не пойдете ко дну на барже с задраенными люками. Ближе к финалу разлапистость фактуры обретает упругость, а утерянная частная любовь все отчетливее рифмуется со сгинувшей Россией — так же упущенной впопыхах, сдуру, из-за нагромождения досадных пустяков. С этим авторским замыслом, вне зависимости от политических и жизненных позиций, легко согласиться.

Все три часа в кадре отчетливо не хватает Никиты Сергеевича (заодно задним числом представляется, какой неполной без Михалкова была бы российская культура). Усатое альтер эго автора можно предположить в фокуснике, вдохновенно сыгранном Авангардом Леонтьевым (в целом картине не слишком повезло с актерскими работами). Усы мага окажутся накладными, его ударный фокус — эффектным, ярким, помпезным, увлекательным, искусно и искусственно нагнетающим драматургию, плутоватым, разочаровывающим, звенящим, пошлым, затянутым. Но пока смотришь — глаз не отвести.

Отзывы

Для того, чтобы писать отзывы необходимо зарегистрироваться или авторизоваться.

Другие рецензии автора